Четверг, 14-12-2017, 10:30
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Юмор армии и флота » Смешные будни военной прокуратуры

Душеприказчики

            Евгений Малышев

    Долго я подбирался к написанию этих строк. Яд копил. Столько на моем веку я перевидал представителей этого славного непотопляемого клана, что и не перечесть!
    Если собрать всё дерьмо, принесённое в жизнь этими людьми, занимающими различные политические и воспитательные должности, топики Памира, по-видимому, показались бы мелкими возвышенностями на ровном месте.
    Сколько же анекдотов, шуток и песен сложено про эту неубиваемую братию!
    Сколько слёз и мук испытали офицеры всех рангов при разборках в политорганах! Сколько человеческих душ переломано о партийное и политическое колено!
    Это только в книгах, читанных мною в раннем детстве и юности, описаны настоящие инженеры человеческих душ, умеющие даже в самом плохом человеке найти что-нибудь приличное, человеческое.
    Немного своего исторического прошлого придется привести для того, чтобы стало ясно, почему я не могу спокойно относиться к этой братии, давшей впоследствии богатую пищу для моего беспокойного воображения.
 
Брось, комиссар, не донесешь!
Да не меня, винтовку брось!..
Народная опера «28 героев-панфиловцев»
 
Комиссарам, политрукам, терминаторам
(с особым цинизмом посвящается)  
 
    Итак, всё началось с того, что я родился в семье офицера - участника Великой Отечественной войны и инвалида Советской Армии. Он умер, когда мне от роду едва исполнилось два года. Кроме меня, в семье у мамы на руках осталось ещё три сестры.
    Мой отец (по рассказам матери) никого в жизни не любил так сильно, как родную армию. Его, не дав дослужить до сколь-нибудь приличной пенсии всего несколько месяцев, безжалостно уволили с мотивировкой: «Армии инвалиды не нужны!» Несмотря на униженные просьбы отца  дать ему возможность дослужить, какой-то  хмырь в генеральских погонах цинично его уничтожил.
    Вот именно по этой причине в гражданской жизни он вынес только три недолгих года, после чего тихо скончался в военном госпитале.
    Моя мать, мужественная и терпеливая женщина, оставшись с четырьмя малолетними детьми на руках, получив сообщение из госпиталя о смерти мужа, приехала в военный госпиталь  в областной город. В госпитале ей было поставлено жесткое условие: либо вы за свой счет везёте тело за 600 км к месту жительства семьи, либо мы его хороним за счет госпиталя на месте. Времени на размышление было дано несколько часов.
    Теперь уже конечно, и этих уродов, допустивших такое халатное отношение к исполнению своих служебных и человеческих обязанностей, по-видимому, нет в живых, но если кто-то из них до сих пор ошибочно задержался на этой земле, то от всей души могу пожелать только благополучной и скорейшей кончины.
    Кроме того, на похороны мать истратила последние остатки денег и пыталась занять их у кого-нибудь из должностных лиц госпиталя.
       Дядьки с большими звездами не верили ей, отказывая в баснословной сумме - 20 рублей (в ценах 1960 года), а душевный замполит госпиталя в звании подполковника медицинской службы наорал на неё в своём кабинете: «Что вы, как нищенка, ходите, побираетесь? Не забывайтесь: вы - вдова майора Советской Армии! Стыдно попрошайничать!»
    Выручила  мою мать простая дежурная медсестра, дав необходимую сумму.
    С тех самых пор и вплоть до получения мною звания полковник юстиции моя престарелая бедная мама  панически боялась офицеров с большими звездами.
    Но пришлось и мне несколько пострадать от этих инженеров. Причём ещё в детском возрасте.
    Поскольку моё личное наследство, оставшееся от отца, составляли два ордена «Красной звезды», пять медалей и пара парадных майорских погон, то с самого детства я, естественно, мечтал стать офицером, как отец.
    Мою мечту также подогревала мама. Скажу одно. До сих пор не могу понять, как у моей матери хватило сил вырастить нас четверых и дать всем нам высшее образование.
    Голодное и холодное, хотя и яркое детство, я помню до сих пор. И может быть, если бы не одно обстоятельство, произошедшее со мной в августе 1975 года, моё мнение о политрабочих могло быть иным и, возможно, гораздо положительнее.
    По окончании средней школы я попытался поступить в одно из военно-политических училищ в надежде, что в далёком сибирском городе большого конкурса быть не должно. Однако я жестоко просчитался. В 1975 году конкурс в училище составил ни много - 5 человек на место.
    Метаморфозы с поступлением начались с началом экзаменов. Один из абитуриентов нашей роты (вокруг него постоянно крутились офицеры училища) на наших глазах завалил экзамен по истории. Тут же он пошел его сдавать повторно и сдал... только с третьей попытки. Откуда нам тогда было знать, что он по должности является сыном члена военного совета Группы советских войск в Германии!
    На удивление, я прилично сдал все экзамены, в том числе и по математике получил законную тройку.
    Набранные балы позволяли мне надеяться на благоприятный исход, однако всё произошло совершенно по-другому.
    На мандатной комиссии начальник училища задал мне только один вопрос: «Как это вы с такой комсомольской характеристикой посмели вообще появиться в училище и всё ли у вас в порядке с психикой?»
    Да. Именно в моей характеристике было написано, что я недобросовестно относился к выполнению комсомольского поручения. Моя судьба была решена однозначно.
    Это был шок! Я рыдал в строевой части училища, куда прибыл для получения документов, как Шаляпин!
    Выл я до тех пор, пока молодой щеголеватый старший лейтенант не обратил на меня внимание:
    - А чего ты плачешь, пацан? Ты же видишь, какие отцы с лампасами приехали с абитуриентами. Надо было бы отца с собой привезти. Да еще бы он денег привёз побольше, вот тогда бы ты точно поступил!
    Да! Да! Да! Именно в 1975 году, именно мне, 17-летнему сопляку, это было озвучено устами офицера-политработника. Именно этим он плюнул мне в мою мальчишескую душу.
    Давясь от слёз, я смог произнести только одну фразу:
    - У меня отца нет. Он умер.
    - А, ну извини, я  пошутил! - весело произнёс старлей и, насвистывая, принялся оформлять мне документы.
    Ну вот, с моим отношением к политрукам мы определились, а теперь – поехали!

<< Предыдущий   Рассказы Евгения Малышева   Следующий >>
 

 
Категория: Смешные будни военной прокуратуры | Добавил: cap2 (19-10-2013)
Просмотров: 1251 | Теги: политрук, комсомол, комиссия, госпиталь, начальник, замполит | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 419
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск