Четверг, 17-08-2017, 09:51
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Юмор армии и флота » Смешные будни военной прокуратуры

Важный Стас, или Кое-что о поздравлениях

              Евгений Малышев

      Мальчик был молодой и румяный. Его сразу же назначили следователем по особо важным делам в прокуратуру флота в незапамятные времена, и он надолго там заторчал. До того присосался к рабочему месту, что оторвать его и перевести даже с повышением представлялось задачей почти неразрешимой. Однако обо  всем по порядку.
    Стас Плисецкий до призыва уже успел потрудиться в системе гражданской прокуратуры и прибыл вполне подготовленным к следственной работе. Единственный багаж, с которым он появился в конторе, - это его, не искорененная до настоящего времени, привычка между двумя словами непременно вставлять в свою речь одно нехорошее слово…
    Уж кто только с этим ни боролся, но результата не было.
    Вторая, не менее скверная привычка - бесконечно быть должником своей тещи. (Всю свою немалую получку Станислав, являясь образцовым мужем и отцом, отдавал своей жене. А та, в свою очередь, отдавала ее своей маме).
    Именно поэтому на следующий день после получения денежного довольствия он мог целый день «стрелять»  сигареты, ссылаясь на отсутствие денежных средств.
    Поначалу я пытался бороться с таким раскладом вещей, а затем привык и практически не обращал на это внимания, периодически матеря за домогательства.
    Стасик оказался толковым и въедливым следователем, а из таких обычно и выходят в свет большие начальники, но только при наличии соответствующей родословной.
    В данном случае родословная отсутствовала полностью, и в большие начальники Стас не прорвался. Однако меня он радовал постоянно и только одним.
    Никогда Стас не следил за своей речью и не делал поправку на то, что рядом находится такое количество словесных извращенцев, что дышать ему практически не удавалось.
    А началось это с того самого момента, когда много лет тому назад он поделился со мной воспоминаниями о проведенном накануне Дне защитников Отечества.
    «Вчера приехал Феликс, мой друг, - неторопливо вещал на перекуре Стас. - Потом мы с ним попили водки и решили ехать в соседний посёлок. А дорога-то скользкая! Ну, по пьяне и свалилась машина в канаву! Феликсу-то хорошо, он газовал, а я выталкивал! Ничего не понимаю! Сегодня обнаружил, что колени сбиты! Локти тоже сбиты!»
    Я не успел даже отреагировать на подобную сентенцию, как пробегающий мимо байкер Димка незамедлительно воспользовался такой оплошностью и громко сказал:
    - Я, батяня, сразу же представил. Стас толкает машину, а Феликс  пристроился к нему сзади - и только пар изо рта!
    Оторопевший Стас  выпучил  глаза от  возмущения, но было уже поздно.
    Немного времени спустя я обнаружил Стаса в большом холодном кабинете, куда его временно переселили. Причем юрист занимался не свойственной ему работой - пытался починить электрический обогреватель,  разобрав его на отдельные составные части.
    Он что-то пытался  скручивать своими толстыми пальчиками, напоминающими сардельки средних размеров. Кроме того, к его нижней губе был приклеен кусок изоленты, свисающей до подбородка.
    - Ты что делаешь, придурок? – задал  я ему сакраментальный вопрос. - Сейчас тебя током так треснет, что ты нагадишь больше лошади!
    - Да вот, спираль достал! - не ожидая от меня никакого подвоха, произнес Стас.
    С учётом темы, возникшей на прошлой неделе, из которой Стасу  было ясно указано на его не совсем обычную сексуальную ориентацию, я на этот раз задал ему уже прямой ехидный вопрос:
    - А как же ты, дурень, будешь предохраняться, если спираль достал?
    - А вот так и буду! - произнес Стас и смачно выплюнул в угол кусок прилипшей  изоленты.
    Как я уползал  из его кабинета – помню с трудом. Но это оказались только цветочки.
    Раскрутка Стаса  стала прочно занимать особое место в распорядке дня военной прокуратуры.
    С учётом его бескорыстной любви ко всяческого рода халяве, особенно по части закурить и попить кофе из «сиротской» кружки, порой напоминало стихийное бедствие. В конечном итоге в результате его бесчисленных набегов в закрома порой мне приходилось принимать  к нему вполне адекватные меры, как то: периодически снимать  его с довольствия либо просто посылать его по известному адресу.
    С утра я послал Стаса по указанному выше адресу, и он на время угомонился. Во время рабочего дня  в кабинете у меня появилась молодая  дама - прокурор судебного отдела. Поскольку Светке необходимо было решить какой-то служебный вопрос, то я, как старый джентльмен, предложил  ей чашку кофе и дал конфетку.
    В период нашего совместного распития кофейного напитка в кабинете внезапно появился Стас.
    Оглядевшись по сторонам и заметив, что  Светка пьёт кофе с конфетой, неизвестно, о чем думая, он с упреком обратился ко мне со словами:
    - Да! Светке так кофе налил, а мне так хрен дал!
    Дама поперхнулся кофейным напитком, а мне что  оставалось?
    - Стасик! Я тебе сегодня ничего еще не давал. Ты что,  попутал, что ли?
    После этих слов Стасик встрепенулся, очнулся от своих дум и пробормотал:
      - А, Светик, извини!
    Было и похуже. Стас до настоящего времени проживает за пределами  нашего славного приморского города и ежедневно ездит на электричке домой. Это крайне неудобно, но ко всему привыкает человек.
    С учётом его добросовестного отношения к исполнению своего служебного долга, а также крайней мнительности его уход со службы можно было определять по звукам, доносившимся из его кабинета в вечернее время. Алгоритм этих звуков означал следующее: запихав в служебный  сейф многочисленные тома уголовного дела, Стас начинал с силой дергать за дверцу, проверяя, закрыт ли замок на сейфе. Затем следовало несколько ударов ногой по сейфу с целью еще раз убедиться в его запертости.
    Убедившись в том, что сейф все-таки заперт, Стас закрывал  внутреннюю дверь и начинал весом своего немалого тела проверять ее на прочность. После следовал заключительный аккорд с внешней дверью, за ручку которой он дёргал несколько раз. Только после этого, успокоенный и умиротворённый, он убывал со службы.
    Однажды Стасовой мнительностью воспользовался один из дежурных по прокуратуре в выходной день, который от нечего делать на суматошный звонок Плисецкого, позвонившего с единственной целью – уточнить, заперт ли его кабинет, ответил, что нет, мол, не заперт и, более то  - по всему кабинету разбросаны тома уголовного дела.
    Дело в том, что в пятницу Стас несколько накатил и плохо помнил процесс закрытия кабинета, что и послужило причиной его мнительного прибытия в воскресный день в контору, где он и был любезно принят дежурным со словами: «Понимаешь, Стас! До того скучно,  что даже  выпить не с кем!» Вот и пришлось ему оставаться в конторе до понедельника.

      Родилась у Стаса дочь. Ну, обмыли, как полагается. А потом кого, кроме родителей, волнует это? Правильно. Да никого. Рос себе и рос ребенок.  До тех самых пор, пока её папочка не принес фотографию девочки на работу.
    Когда я появился у него в кабинете, гордый и надутый Стас, указав  на  фотографию дочери, спросил,  поставив вопрос в совершенно идиотской плоскости:
    - Как ты думаешь, на кого она похожа?
    А что мне оставалось? Я рассмотрел фотографию и сказал:
    - Конечно, она похожа на Валерия Гавриловича (соседа Стаса и нашего прокурора отдела общего надзора).
    - Как это на Гаврилыча?  - тупо спросил он.
    - Ну, он же у тебя соседом работает! - ответил я и удалился из кабинета, оставив Стаса в полном замешательстве.
    Через некоторое время при посещении его кабинета я вернулся к теме и спросил:
    - Стас! А всё-таки,  какое отчество у твоей дочери, Валерьевна?
    - Почему Валерьевна? – возмутился  он и  поправил: - Борисовна!
    Тут уж я охнул от неожиданности:
    - А это еще откуда, Борисовна?
    Стас,  поняв свою оплошность, стал плеваться и мерзко сквернословить, поскольку перепутал  своё собственное отчество с отчеством дочери.
    Бывало и хуже. Внезапно в кабинет Плисецкого вошёл прокурор флота. В это самое время в кабинете находилась какая-то дама, довольно преклонных годов. Не сказав ни слова, прокурор вышел из кабинета. Он - то намеревался тупо отругать Стаса за какой-то следственный грешок, но тетка помешала ему в этом благородном порыве.
    Немного погодя, отловив Стаса в районе третьего этажа, генерал внезапно вернулся к этому вопросу и спросил перепуганного Плисецкого:
    - А вы чем занимаетесь? Что за женщина находилась у вас в кабинете?
    Ну, это его коронный номер - уличить подчинённого в бoлтoхульничестве. А почва-то благодатная,  так как при виде генерала Стаса буквально парализовало.
    Но на этот раз парализовала генерала, получившего совершенно неожиданный и не переведённый до настоящего времени на русский язык ответ:
    - Товарищ генерал! Это была  бывшая мать моей жены.
    Тема приколов Стаса на рабочем, и не очень  месте стала одной из центральных.
    Однажды, дело было зимой, в одном из гарнизонов произошло очередное ЧП. Почему - то на это ЧП убыл Стас и зaтoрчал в отдалённом гарнизоне надолго.
    Спустя неделю после его отъезда прокурор флота случайно обнаружил меня в коридоре и повелел немедленно убраться в этот самый гарнизон, заменив там Стаса.
    Дело было в понедельник. Часа два спустя я встретился со Стасом в гарнизонной конторе, чему он несказанно обрадовался, утробно хихикая. После чего он стал немедленно собираться  к выезду на основную базу.
    Чтобы подпортить ему настроение, я стал уговаривать его не спешить с возвращением. Особенно я упирал на то, что он ведь предупредил свою жену о том, что уезжает на неделю, а заявится внезапно. А парольный цветок на окне он, конечно же, не переставил. А если его законное место занято (намёк на отцовство дочери), то он, возможно, ещё и по роже мажет получить.
    На все мои увещевания Стас глумливо и утробно хихикал. Через час он убыл к месту постоянной дислокации, а я взялся за дело. Уже к исходу вторых суток виновники преступления были установлены, преступление  раскрыто, и я со спокойной совестью убыл в Приморск.
    Первым, кого я встретил на пороге родной конторы, был, естественно, Стас. Когда я приблизился к нему для того, чтобы поздороваться, то увидел под его левым глазом немалых размеров фингал.
    Поняв, что он попался мне в очередной раз, Стас стал орать, что это повреждение от ветки, полученное во время выезда на шашлыки. Но какие могут быть шашлыки посредине рабочей недели, он пояснить затруднился.
    А  ещё, как на грех, опять я стал свидетелем того, как сосед Стаса – Гаврилыч -  принёс ему в мешке старые игрушки для дочери.
    Этот поступок вызвал во мне почти истерику, которую я трактовал так: наконец-то настоящего отца замучила совесть и он решил принять участие в судьбе Стасового ребёнка!
    Станислав рос над собой. Вот только отучить его от нехорошего слова-связки, не представлялось возможным. Даже тогда, когда на одном из всенародных праздников употребивший немалое количество спиртного Станислав представлял мне свою законную супругу, то он и здесь не удержался и представил даму по-своему:
    - Лена, б..., познакомься, б..., с моим, б..., другом!
    На мой недоуменный вопрос, как она всё это терпит, его супруга вздохнула и призналась в том, что уже привыкла и смирилась с таким обращением.
    Когда в его квартире произошла кража личного Стасового имущества,  то он, искренне возмущаясь действиями злоумышленников, произнес такую сентенцию:
    - Всё понятно, взяли они вещи на хате! Но на хрена они сперли музыкальный диск группы «Мумий Тролль»? Его же только тупые слушают!
    Следовательно, Стас часто слушал эту группу. Ну и кто он после этого? О таком казусе ему сразу же было со всей ответственностью заявлено присутствующими.
    Как-то так получилось, что вся эта суета выдвинула Стаса из общего ряда военных,  и не совсем  юристов, а уж изобретённый им экспромтом тост - поздравление вообще отнесён в ряд классических выражений военной прокуратуры флота. И уже в течение десяти с лишним лет является образцом и используется по любому поводу - будь то день рождения или получение новой должности, а также очередного воинского звания. Да мало ли какие поводы для пьянки можно придумать. А поздравление уже готово! И вот как оно родилось...

<< Предыдущий   Рассказы Евгения Малышева   Следующий >>
 

Категория: Смешные будни военной прокуратуры | Добавил: cap2 (18-10-2013)
Просмотров: 873 | Теги: Военный, служебный, ребенок, Сейф, прокуратура, девочка | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 402
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск