Воскресенье, 23-07-2017, 18:36
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Юмор армии и флота » Смешные будни военной прокуратуры

На себе не показывайте!

          Евгений Малышев

      Молодёжь - это всегда бодрость и оптимизм. Особо ощущаешь это,  когда работаешь с молодёжью уже в зрелом возрасте. Прямо душой молодеешь! И сразу же становится ясно: живёшь не зря. С молодыми не закостенеешь душой, да и телом.
    Так, находясь в одной из многочисленных своих командировок в отдаленную северную прокуратуру гарнизона, я познакомился  с  двумя молодыми лейтенантами  - Ренатом и Олегом.
    Ребята были совсем молоденькие и,  даже несмотря на то, что попали в медвежий угол страны, бодрости и оптимизма не теряли и развлекались как могли и других развлекали.
    Однажды в их рабочем кабинете я стал свидетелем того, как они бережно подшучивали друг над другом. Обращаясь к Олегу, Ренат, сидя за компьютером, спросил:
    - Ты не знаешь. Олег, как мне открыть этот файл?
    На что Олег невозмутимо разъяснил ему, сопровождая свои слова действиями компьютерной «мышки»:
    - Ренатушка, берешь «мышку», видишь стрелочку и подводишь курсорчик к нужному месту. Нажимаешь левую клавишу, произносишь волшебное слово: «Аллах Акбар!», и оно тебе  все показывает. Усёк?
    Эти же два свободных художника классически разыграли своего более чем скупого коллегу. Дело в том, что в этой же конторе проходил службу в качестве следователя уникальный человек.
    В своё время Саша закончил учебное заведение по профилю юриста. Но поскольку он не посещал военной кафедры, то и воинского звания, соответственно, не получил.
    Однако его папа, видный военный юрист, добился того, чтобы его сына призвали в военную юстицию и даже присвоили ему нехарактерное для нашей системы воинское звание мичман юстиции. А оно, оказывается, сработало.
    Помимо основных обязанностей военного следователя, Саша немедленно приступил к реализации своего второго «Я», то есть мичмана. А мичман на то и приспособлен, чтобы тащить со службы всё подряд.
    Венцом Сашкиной предприимчивости явилось беспримерное похищение им деревянной решётки, приспособленной для чистки обуви.
    Среди бела дня на глазах у офицеров, прилепившихся носами к окнам третьего этажа, Сашка погрузил решётку в кунг автомашины ПКЛ и стремительно вывез её с территории.
    Когда я, пытаясь восстановить историческую справедливость, потребовал возвращение похищенного им предмета взад, то он заявил, что уже изготовил из решётки полочку на балконе. И мотивировал свои действия очень грамотно:
    - С работы стащи хоть гвоздь! Помни, что ты - хозяин, а не гость!
    Вот такой его патологической страстью друзья и воспользовались.
    Перед наступающим Новым годом офицеры прокуратуры получили получку. Затем  они произвели массовые закупки овощей и фруктов прямо на территории конторы, расположенной в непосредственной близости от оптовой базы.
    Каждый офицер приобрёл по отдельности кто упаковку бананов, кто ананасов, кто помидоров, огурцов и т.д. Затем всё это богатство предполагалось свалить в общую кучу и потом разделить на всех. Словом, в каждом кабинете данные овощи и фрукты стояли на видных местах.
    В этом не участвовал, естественно, Сашка. Он где-то шибался  и пропустил всё на свете.
    Когда он появился в конторе и обследовал несколько кабинетов, его удивлению не было  пределов. И всё было бы хорошо, не попади он в кабинет наших героев.
    -  Мужики!  А откуда у вас это богатство? - задал он нескромный вопрос.
    Друзья же, сволочи, разъяснили несведущему, что  данные овощи и фрукты   они получили на паёк.
    На изумленный вопрос, каким это таким образом, не моргнув ни одним глазом, они на пальцах объяснили не верящему в это чудо мичману следующее:
    - Видишь ли, Саша! Тебе же положено на паёк 200 кг картошки в год. А ты её когда-нибудь получал? Просто пишешь на имя начальника продовольственной службы рапорт и просишь тебе всю картошку поменять на фрукты. А затем идёшь к военному прокурору, и он утверждает и поддерживает твоё ходатайство!
    Необходимо отметить тот факт, что прокурор гарнизона, мягко говоря, недолюбливал молодого и хитрого мичмана и всегда всячески его щемил.
    На этот раз розыгрыш превзошёл самые, даже очень смелые ожидания.
    Сашка поспешно удалился в кабинет и изобразил графически письменный рапорт, в котором указал нижайшую просьбу к начальнику продовольственной службы о замене картошки, причитающейся ему на паёк, на экзотические фрукты: бананы, ананасы, и.т.п.
    Когда он протопал по коридору в кабинет начальника, то вся контора, затаив дыхание, следила за результатом, который не замедлил сказаться  буквально через несколько минут. Видимо, прокурор долго вникал в суть поданного ему прошения.
    Когда до него дошёл смысл, то помещение конторы содрогнулось от истошного крика:
    - Убью, б…!
    Затем раздался топот двух пар бегущих ног, и друзья-злоумышленники с удовольствием наблюдали, как по коридору, согнувшись, пробежал Сашка, а за ним, размахивая рапортом, проскакал военный прокурор, на ходу матеря скупого подчинённого.
    Долго ещё в конторе не смолкали соловьиные трели прокурорского голоса.
    Коллектив в прокуратурах гарнизонов всегда состоял в основном из молодёжи. А где же им себя ещё проявлять? Только в низах, в роли следователя прокуратуры гарнизона, человек способен проявить  себя и  создать свою собственную базу для роста. Или, наоборот, для принятия решения о немедленном оставлении военной службы, то есть попал не в свою колею.
    Именно в гарнизонной прокуратуре  все как на ладони: либо ты нормальный рабочий мужик, либо бестолочь, от которой необходимо срочно избавляться любыми методами.
    Прокуратура Приморского гарнизона - это такое место обкатки молодого офицера, выжив после которого, он в дальнейшем может служить в  любой правоохранительной структуре любого государства. Я не преувеличиваю. Из стен этого здания вышло достаточно  генералов юстиции и просто перспективных  офицеров. Вот только выходят они оттуда в малых количествах, медленно и с большим трудом.
    А в целом в прокуратуре гарнизона и отношения между людьми строятся совершенно по-другому, нежели в верхнележащей  инстанции. Там можно поругаться по рабочим моментам  с человеком до криков и матюгов, а затем немедленно выехать на какое-нибудь серьезное  преступление, удачно его раскрыть, а потом с этим же человеком употребить водки до зелёных соплей и стать с ним лучшими друзьями  до конца жизни.
    Иное дело - уже вторая инстанция: интриги, борьба за место под солнцем, стукачество, подставы и полный арсенал шпионов кардинала ришелье. Но об этих моментах я уже упоминал, И возвращаться к написанному не имеет особого смысла.
    Итак, оголтелое стадо лейтенантов и капитанов, весь следственный аппарат военной прокуратуры  гарнизона по утрам чинно рассаживался за длинным столом совещания, и оно начиналось.
    Боже мой, как я не любил эти нудные совещания! Да ещё и военный прокурор гарнизона (бывший командир образцовой военно-строительной роты, случайно ставший юристом) без конца требовал планы, графики пуска объектов (т.е. сдачи уголовных дел), дачу показателей роста, диаграммы и всяческого рода научную организацию труда.
    Среди следователей, населявших по утрам мой кабинет, своим неистребимым раздолбайством отличался молодой и перспективный старший лейтенант юстиции Шматков Вадим.
    Этот парень как-то сразу приглянулся, напоминая мне о моём боевом прошлом и чем - то повторяя своими повадками.
    Приглядевшись внимательнее, я понял: парнишка-то толковый. Только, как и всякий молодой офицер до ужаса хитрый и изворотливый. Ну, молодец!
    Я в молодые годы относился к начальству даже похуже. Выпускник военного университета несколько отличается от выпускников, скажем, моего родного государственного университета. Хотя бы тем, что способен употребить спиртного гораздо меньше, чем мои собратья по альма-матер.
    Вадим оказался настолько смышлёным парнем, что, сдав в суд одно дело, ложился на дно и сидел тихонько, как мышь в норке, и не спешил получить два таковы взамен, как это принято в нашей порядочной конторе. Порой он просто «табанил» расследование дела очень долго, срывая военному прокурору показатели.
    За это он почти ежедневно подвергался нападкам как с моей стороны, так и со стороны прокурора, однако, невзирая на служебные дрязги, в душе был мне глубоко симпатичным человеком.
    Ни разу я не видел Вадима в плохом настроении. Работоспособностью парень отличался высокой и был способен выполнить огромный объём ранее не выполненной работы в самые  короткие сроки.
    Чтобы было понятно, речь у нас пойдёт также о ранее мною упомянутом Дмитрии Юрьевиче Лазареве, в тот момент помощнике военного прокурора, сосланного в гарнизон из прокуратуры флота за непомерные злоупотребления горячительных напитков и буйство во хмелю.
    Надо сказать, что в гарнизоне он несколько приутих на короткое время, но затем полностью восстановил свое статус-кво. И продолжал в том же духе до самого скоротечного дембеля.
    Димка почему-то недолюбливал Шматкова. Скорее всего, это было вызвано большой независимостью Вадика как в суждениях, так и в жизни.
    Хотя в целом Димыч был жирный и коварный, но очень добродушный и мягкий человек и, как оказалось позже, мог сильно заболеть бедой ближнего, несмотря на кажущуюся суровость и неистовость в пьяном состоянии.
    Рассказ посвящен тому, как Димка  вступился  за молодого лейтенанта  и что из этого  вышло.

      Выведенный из терпения военный прокурор представил Вадима на заседание аттестационной комиссии прокуратуры флота, дабы надлежащим образом расправиться с  нерадивым подчинённым.
    Ну, старики-разбойники на аттестации зело изнасиловали молодого, объявив ему дисциплинарное взыскание и поставив условие исправиться в течение полутора месяцев.
    На оперативном совещании, состоявшемся на следующий день, начальник опять, поплясав на костях поверженного лейтенанта, повторил условия, выдвинутые на заседании комиссии и позлорадствовал заодно, что вскорости он - таки избавится от него навсегда.
    Вечером того же дня в мой кабинет просунулась хитрая  мордаха Вадима, который, вежливо попросив разрешения, приблизился к столу и аккуратно  положил мне под нос рапорт.
    Из текста следовало, что в связи со вступлением в законный брак с некой гражданкой Новиковой тoв. Шматков полагал бы испросить отпуск за текущий год и убыть  в город  Москву  для  совершения таинства законного  брака.
    Причём даты проведения отпуска хронологически располагались в порядке течения срока, отпущенного на исправление указанного индивидуума.
    - Нет, Вадим, так не пойдет!- сказал я ему. – Это что же получается? Ты во время испытательного срока, нарезанного тебе всеми должностными лицами, спокойно пробалдеешь в г. Москве, потом, по окончании отпуска, заявишься в контору и скажешь, что  свадьба не состоялась по техническим причинам, а мы все, кто тебя пугал, останемся в дураках? На это я пойтить никак не могу!
    Поубеждав меня еще минут  15, Вадим убыл из кабинета.
    Некоторое время спустя именно в тот момент, когда  я  и Димыч находились в курилке, туда же прибыл Вадим и стал продолжать  развивать  тему отпуска.
    На эти домогательства с его стороны я ответил чётким отказом, мотивировав это тем, что не надо пытаться  писать против  ветра и искать приключения на одно место.
    Неожиданно на помощь Вадиму ринулся Дим Саныч (по легенде он является сыном нашего бывшего первого зама прокурора флота по фамилии Дмитриевич. Соответственно его отчество нами произвольно изменялось в зависимости от  обстановки).
    Так вот Дим Саныч надулся   и сказал мне:
    - Чего ты выёживаешься… Ты же видишь, что  пацану срочно приспичило жениться? Так какого  предмета ты  ему препятствуешь?
    В свою очередь надулся  я и гордо ему ответил:
    - Вот  когда ты,  Дим Саныч, станешь таким же великим, как я, возьмешь  людские судьбы за вихор и будешь ими распоряжаться, тогда и будешь давать  мне безумные советы, как именно поступить! А пока иди, тасуй колоду и списывай жалобы, пока тебя не поимел военный прокурор!
    Возмущенный Димка заорал:
    - Ах ты, сука такая! Строишь тут  из себя великого  начальника!
    Почувствовав твердую  поддержку со стороны Димыча, Вадик возобновил нытье  и домогательства, особо напирая на тот факт, что ему срочно необходимо жениться, в противном случае его  жизнь просто потеряет всяческий смысл.
    «Достал!» - подумал я и решил твёрдо положить этому конец. Начал я елейным голоском:
    - Вот ты, Вадим, собрался жениться. А у тебя детородный орган до заднего прохода достаёт или, может быть, у тебя женилка не  выросла?
    Не ожидающий никакого подвоха с моей стороны, Вадик простодушно признался, что у него всё выросло и достаёт.
    Вот тут я на него и спикировал, закончив обычным пожеланием:
    - Ну и имей самого себя в задницу, зачем тебе лишние проблемы в жизни!
    - Ну, товарищ подполковник! - ошарашено произнёс Вадик. - В ваши годы да так прикалывать?
    - А что тебе мои годы, если ты попался, как первоклассник, да ещё на домашнюю заготовку? - сварливо ответил я.
    На несколько минут наступила передышка, а затем, помолчав самую малость, Вадим зашёл совсем с другой стороны:
    - Хитрый вы. У вас своих двое детей!
    - Ну и что? Числятся двое, а мои они или не мои, я не знаю точно, поскольку всю жизнь часто ездил в командировки! - ответил я ему.
    - Всё равно, двое! - продолжал Вадик. - А вот у меня родится и сразу же сирота - безотцовщина!
    Тут уж настала моя очередь удивиться.
    - Ты что, Штирлиц что ли? Не был дома всего 18 лет, а его Центр поздравляет с рождением сына! - саркастически заметил я.
    - Да нет, вы же меня в сентябре прошлого года посылали в Москву за экспертизой?
    Так вот, с экспертизой ничего не получилось, а вот всё остальное срослось нормально!
    Я ненадолго задумался, а затем сказал:
    - Нет, Вадик, всё равно не прокатывает! Страна большая. И твоего выкормят. Да ещё не известно, твой это или нет!
    От возмущения стоящего рядом со мной Димку буквально скрутило в поросячье ухо. Поражённый моим цинизмом, он возмущённо завопил:
    - Нет! Ну, ты и сука!
    Затем, повернувшись к Вадику, погладил себя по немалому животу  и этак очень сочувственно спросил:
    - Вадим, а у неё срок-то большой?
    На что виновник всех словесных баталий, не моргнув глазом, тут  же отреагировал:
    - Ой, Дмитрий  Юpьевич! На себе не показывайте, примета плохая.
    От неожиданности Димка хрюкнул, а я рухнул на стоящий рядом стул и хохотал до изнеможения.
    Когда Дим Саныч обрел способность говорить, то с криком: «Убью, сучонок!» - понесся  вслед за стремительно исчезнувшим в один миг с глаз Шматковым, сраженный в самое сердце его черной неблагодарностью.
    А ведь действительно, живот Саныча по размерам подходил к 9-месячному сроку.
    Отомстил ему Димка совершенно неожиданно и сам того не желая. А все  дело в том, что, следуя на оперативное совещание, Вадик увидел на столе в кабинете у Дим Саныча пластмассовый  сосуд  с «минеральной водой»  емкостью 1,5 литра.
    Мучимый жаждой и пользуясь отсутствием  хозяина кабинета, Вадик немедленно открыл бутылку и хищно заглатил добрую порцию  жидкости, оказавшуюся, естественно, неразбавленным корабельным «шилом».
    После  такого  расклада он не только  не смог пойти  на совещание, но и вынужден был почти   целый день скрываться  от меня, закрывшись в кабинете.
    Однажды он не смог заступить  на дежурство. В тот день я обеспечивал службу и никак не мог дождаться  смены  дежурных.
    Когда я услышал  в коридоре шум, то, высунувшись из кабинета, увидел картину  маслом. Два офицера (выпускники моего родного ДВГУ) с грохотом тащили в кабинет  Шматкова, который от «усталости» едва мог шевелить нижними конечностями.
    Выждав оперативную паузу, я появился у него в кабинете и обнаружил, что тело заступающего дежурного офицера находится  в горизонтальном положении и признаков жизни не подает.
    Находившиеся тут же  в кабинете офицеры тяжело отдувались,  испуская при этом такие умопомрачительные запахи, что  меня едва не свалило с ног.
    - Так, связался черт с младенцем,  - скорбно произнес я. - Вы хоть бы думали, уроды, кого вы поите! Это  же все-таки выпускник военного университета! Откуда у него такая закалка, как у -  пьяниц со стажем? Думать надо! Как же теперь он будет нести службу?
    Подчинённые молчали, осознав и  опасность ситуации,  и степень своей вины.
    - Ну ладно, необходимо принимать  какие-то меры. Сходи-ка  в мой кабинет и залезь в холодильник! Возьми пузырь «Абсолюта» и принеси сюда! - дал я указание одному из виновников.
    Старший из них метнулся в мой кабинет и принёс требуемое. Увидев водку, Вадим замычал и замотал головой.
    - Подержи ему башку!  - сказал я одному из офицеров.
    Затем, приподняв Вадиму голову и зажав нос, насильно влил «пострадавшему» граммов 50 приличной водки в  открытую пасть.
    Полежав бездыханным несколько минут, Вадим вдруг внезапно весело произнёс:
    - Отец родной! Чтобы я делал без вас!
    - Учитесь, молокососы, пока я жив! Только не вздумайте добавлять ему ничего, порешу сразу! А ты смотри! Вот так и приучаются к опохмелке, а потом становятся такими, как я, алкоголиками!
    К сожалению, спустя год я был переведён к новому месту службы, а Вадик всё-таки уволился из военной юстиции и убыл на постоянное место жительства в г. Москву.
    Однако в настоящее время он добросовестно трудится в прокуратуре вышеупомянутого города и даже, говорят, успешно продвигается вверх по служебной лестнице. Это меня радует.
    А женился он всё-таки в Приморске!    

<< Предыдущий   Рассказы Евгения Малышева   Следующий >>
 

Категория: Смешные будни военной прокуратуры | Добавил: cap2 (18-10-2013)
Просмотров: 867 | Теги: Военный, студент, Юрист, жениться, Флот, прокуратура | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 395
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск