Воскресенье, 23-07-2017, 18:35
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Юмор армии и флота » Смешные будни военной прокуратуры

Боец первой конской армии

          Евгений Малышев
 
Генерал, генерал! Что ж ты бросил Коня?
Пристрелить не поднялась рука?
 

      С юношеских лет меня по жизни преследуют люди с лошадиными фамилиями.
    Так началось  смолоду и продолжается даже по нынешние дни. Я уже до того смирился с таким положением вещей, что, придя на новое место службы и возглавив следственный отдел, безо всякого для себя удивления немедленно получил в производство отдела уголовное дело в отношении гражданина Жеребцова. Радости моей не было предела.
    Всё началось со срочной  службы, когда мной командовал офицер с поэтической фамилией Конякин. И только из-за того, что он был фантастически  туп, но мною все-таки командовал, я в дальнейшем выучился в высшем учебном заведении. Может быть, именно за это я ему в какой-то степени даже благодарен!
    Далее Боженька стал надо мной всячески смеяться и подшучивать, так как, где  бы я ни появился, в какой-либо ипостаси, там же и немедленно оказывалось тело, имеющее лошадиную фамилию либо то же самое, происходящее от каких-нибудь запчастей лошадиной упряжи.
    С годами я свыкся с таким положением дел и стал относиться к подобного рода совпадениям более терпимо и со всяческим смирением.
    Всё встало на свои места еще  с момента моей учёбы в университете.     Поселили меня на  3-м курсе с гордостью нашего факультета - Ленинским стипендиатом и отличником - Коняевым Гамлетом Шекспировичем  (предки были продвинутыми), и стали мы проживать совместно. Конечно, он уже и тогда был человеком незаурядным, с явными потугами на научного работника.     Обладая несомненными умственными способностями, он по злой прихоти судьбы стал одной из немногих жертв естественной смерти тогдашнего лидера СССР - Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И.Брежнева в ноябре 1982 года.     А все  дело в том, что  годами он немного моложе меня, но в отличие от меня в армии не служил и на подготовительных курсах  не обучался, поступил на юридический факультет прямо со школьной скамейки и, таким образом, оказался на один курс обучения впереди.
   
Жертва истории
 
      Встретившись с Шекспировичем в нашей комнате после его последних студенческих каникул осенью 1982 года, я был ошарашен признанием соседа в том, что  своё последнее студенческое лето  он провел в трудах неустанных.
    А именно - в подготовке к сдаче государственного экзамена по научному коммунизму, т.е. в составлении бесконечных конспектов его основоположника - Л.И. Брежнева и законспектировал его сочинения в 6 томах полностью.
    В связи с моим недоумением, высказанным вслух, он пояснил, что сейчас будут раздавать выпускные билеты по-научному, а в них, в основном, содержатся требования  конспектов трудов выдающегося классика. Соответственно, народ неизбежно будет вынужден обращаться к нему с просьбой перекатать  конспекты.
    - А за это, - гордо произнёс он, - я буду брать натурой, т.е. водкой, и мы безбедно проживем  какое-то время.
    На эту безумную речь я выразил свои  сомнение в успехе им задуманного, и на этом разговор закончился.
    11 ноября 1982 года я возвратился в комнату  общежития после сдачи дежурства в пожарке (где, в свою очередь, проходил службу офицер по фамилии Жеребякин) и обнаружил находящегося в коматозном  состоянии Коня, который от природы и так имел большие глаза, прикрытые не менее огромными очками.
    На этот раз глаза грозили выпасть из орбит и уронить очки на пол. Встревоженный таким состоянием сожителя, я обратился  к нему с вопросом, что, мoл, случилось. В ответ он скорбно произнёс:
    - Брежнев умер!
    Прислушавшись к похоронной мелодии, которая тем временем доносилась из работающего телевизора, я, подумав несколько секунд, произнес:
    - Конец твоему «ленинскому курсу».
    Конь встрепенулся:
    - Не успеют за 10 дней билеты поменять!
    Успели! В выпускных билетах по научному коммунизму ни одного вопроса, касающегося трудов великого классика, уже не содержалось!
    Это был удар ниже пупа. От горя Шекспирович посерел и безбожно пьянствовал  около  трех дней.

Немного о сути и сучности
 
    Впоследствии он проник в структуру  военной прокуратуры и там будет находиться до конца своих дней.
    Со студенческих времен за ним надежно укоренилось погоняло - Конь, и по другому его в обиходе просто не называли. Мальчик получился на славу. Без меры талантливый и в меру тщеславный.

      В своём лице он и до настоящего времени удачно сочетает неуёмную угоду, совмещённую с боязнью начальства, и, кроме того, безмерное властолюбие.
    В отсутствии поблизости военного прокурора флота и его заместителей он именовал себя не иначе как: «Мы - руководство прокуратуры!»  Хотя, между нами, к таковому не относился никаким боком.
    В его  же талантах трудно усомниться!
    Одним из первых он освоил компьютер и, будучи от природы хорошим аналитиком, сумел так поставить этот процесс себе на пользу, что в последствии прослыл незаменимым в полном смысле этого слова.
    В целом он человек положительный, и соответствие фамилии полностью оправдывает прилежным трудолюбием. Недаром после одной из командировок ездивший с ним напарник, сидя за столом, спьяну произнёс историческую фразу:
    - В командировке Конь пахал как лошадь!
    Всё хорошо у нашего мальчика! И даже два досрочных звания, должность неплохая, и до запаса ещё достаточно времени, чтобы продолжать службу, но всё это ничто по сравнению с неудовлетворёнными амбициями.
    А амбиций более чем достаточно! Хотя бы рост по службе!
    А как тут подрастёшь, если наш герой никогда не находился на более или менее самостоятельной работе, всю службу протирая штаны у любимого компьютера? Набрался теории до самого «не хочу».
    Любую следственную ситуацию он может распутать, не вставая с места, и, кроме того, теоретически доказать свою правоту, при этом с многочисленными ссылками на нормы и соответствующие законодательные акты.
    Вот только поручить ему произвести простой осмотр места происшествия, простой и неквалифицированной, скажем, кражи сена из сарая, нельзя. Косяков напорет или подведёт какую-нибудь научную базу, Вместо того чтобы воров искать!
    Не зря же я всю жизнь боялся встретить на службе выпускников ВУЗов с красными дипломами и опасался лиц, получивших медали за окончание учебного заведения.
    Есть ещё один аспект того, почему я обратился к «конской» теме в военной юстиции, - это комичные ситуации, которые повсеместно и постоянно возникали вокруг описываемого персонажа. Но, чтобы ни у кого, не дай-то Бог, не возникло никаких ассоциаций с нынешним днем, следует считать, что  все это мне приснилось  и не имело места в действительности, а все совпадения случайны.
    Дела давно минувших дней...
    Боялся он. Еще как боялся генерала, так, как будто  шеф бил его палкой  по морде при малейшей  провинности.
    Стоило только один раз внимательно  присмотреться, как он входит в кабинет начальника, и сразу же становилось ясно: боится.
    Подходя к двери кабинета начальника, он сгибал свою и без того сутулую и тощую спину, чтобы постучать  копытцем в дверь.
    Но затем, подумав, подходил к висящему на стене зеркалу, чтобы в последний раз поправить галстук  и очки, а уже затем, униженно согнувшись, робко  стучал  в дверь.
    Услышав начальственное: «Войдите!», он делал неуловимое движение спиной и, согнувшись, переступая  порог кабинета, робко вопрошал: «Разрешите?».
    Увидев или догадавшись, кто вошел, шеф обычно сам выходил на середину кабинета и протягивал ему руку.
    Приседая от усердия, Конь делал ручку лодочкой, изогнувшись еще более почтительно, жал генеральскую длань.
    Будучи от  природы некоторым раздолбаем  и пофигистом в отношениях с вышележащими ребятами, я всегда с интересом наблюдал за этим процессом мутации Коня из начальника в раба.
    К сожалению, мой собственный рост оставляет желать большего, а то бы я непременно, входя в кабинет шефа, изображал Коня рефлектoрно.
    По иронии судьбы, за время совместной  службы  в прокуратуре  нашего Приморска я почти постоянно находился у него в подчинении, входя в состав следственного  подразделения.
    В связи с этим я постоянно называл себя и остальных прокуроров – следственников бойцами  1-й конной армии.
    И даже однажды, находясь в одной  из командировок, я специально заказал себе на зоне буденовку, чтобы потрафить  привередливому начальнику.
    Вот только реально быть моим начальником ему ни разу в жизни не удалось.
    Совместное  проживание в общаге, знаете ли, давало о себе знать!

<< Предыдущий   Рассказы Евгения Малышева   Следующий >>
 

 
Категория: Смешные будни военной прокуратуры | Добавил: cap2 (18-10-2013)
Просмотров: 991 | Теги: Флот, конь, Военный, студент, История, прокуратура | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 395
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск