Четверг, 17-08-2017, 09:52
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Юмор армии и флота » Смешные будни военной прокуратуры

Генерал и попугай

            Евгений Малышев

      С молодых и юных лет я испытываю  какую-то непонятную любовь к попугаям. Ну люблю я этих птичкoв. Когда-то, воспользовавшись отсутствием на базе законной супруги, я со своими детьми в зоомагазине приобрел  одну особь ожереловой породы и гордый до безобразия приволок её домой.
    Однако моя маманя птичку невзлюбила и через некоторое время вернула её в зоомагазин, правда, с потерей в стоимости.
    Не подал я виду, но было жалко, да и дети привыкли к птице, и какое - то время в душе была пустота. «Видать, не судьба!» - подумал я и стал мечтать об обезьяне.
    Однако вскоре судьба преподнесла мне приятный сюрприз.
    На прокурорско-следственном участке проходил военную службу в должности военного прокурора отдела «дуремаров» капитан юстиции Самолётов, сосланный на повышение из региональной конторы.
    Сам Мишка заслуживает того, чтобы его имя было увековечено в прозе. Разгильдяй и абсолютно несобранный офицер, хотя и достаточно подготовленный в профессиональном плане, он был необычайно ленив, до зубного скрежета.
    Папа Миши был ученый с мировым именем, и о нем, его научных открытиях и о его загадочной смерти можно было бы написать настоящий детектив. Однако здесь в полную силу и проявилась пословица, что на детях природа отдыхает!
    Вот она на Мишке и отдохнула в полном объёме! Он имел свойство теряться среди рабочего дня, а также попутно терять уголовные дела и прокурорские проверки.
    Кроме того, необходимо оговориться о том, что на момент создания прокурорского участка количество лиц армянской национальности в региональной пограничной прокуратуре явно превысило все допустимые разумные нормы, и я всерьёз задумался о том, не поменять ли вывеску официального учреждения на другую с названием «Армянская кухня».
    Понимаю, что всю нацию стричь под одну гребёнку не имеет никакого смысла, однако в данном случае прокуратуру населяли далеко не самые лучшие её представители.
    Так, природная хитрость позволила одному из следователей по имени Карен вынести уникальное в своей тупости постановление об отказе в возбуждении уголовного дела о переломанной челюсти военнослужащего: «Поскольку в 05 часов утра в помещении сушилки было темно, то военнослужащий не видел, кто именно нанёс ему удар в челюсть, поэтому в возбуждении уголовного дела надлежит отказать за отсутствием состава преступления!» Вот о нём-то в дальнейшем и о попугаях и пойдёт речь.
    Случилась трагедия. В г. Москве был убит отец Мишки Самолётова. Когда эта горестная весть достигла ушей сына, ему можно было только посочувствовать. Но жизнь не останавливается, а продолжает течь, и поэтому, даже скорбные дела необходимо совершать своевременно.
    Оформив необходимые отпускные документы, Мишка стал искать транспорт, на котором можно было бы добраться до аэропорта. Не найдя никакой оказии, он обратился к Карену с предложением отвезти его в аэропорт на новой (без номеров) личной машине, приобретённой Мишкой буквально за несколько дней до трагедии. Карен ответил:
    - Канечна хачу, дарагой!
    Зарегистрировавшись на рейс, Мишка, прощаясь с Кареном, попросил его сразу же по возвращении в контору поставить автомобиль на стоянку и больше не трогать. На что Карен ответил ему:
    - Харашо, дарагой!
    А дальше произошло следующее. Я вас, уважаемые, хочу спросить: как вы думаете, если джигиту в руки попала машина, то поставит он её на стоянку? Однозначно, нет!
    Вот и Карен на следующее же утро, часов около пяти, в самом «оживлённом» месте, находящемся в районе бухты Тихая, умудрился «собрать в кучу» сразу же две иномарки, в которых, по иронии судьбы, находились офицеры погрануправления. Кроме того, отлетая от удара на полосу встречного движения, он изловчился своей машиной протаранить ни в чём неповинный милицейский автомобиль.
    Освирепевшие от такого расклада менты успели расколотить ему рожу, как лицу кавказской национальности, и только после этого позволили ему достать прокурорское удостоверение.
    Вернувшемуся после похорон Самолётову Карен лично передал ключи от автомашины и посоветовал ни в чём себе не отказывать.
    Обнаружив на стоянке не менее 5 тысяч мятых американских денег (то, что осталось от новенького безномерного автомобиля), Мишка потребовал от Карена возмещения материального ущерба, но хитрый ара со словами «Канешна, дарагой!» буквально через неделю стриганул в командировку, в «горячую точку», оставив тем самым незадачливого Мишку на бобах!
    Кипя от злости, Самолетов в ближайшем зоомагазине приобрёл попугая ожереловой породы,  назвал его Карен и каждое утро тренировал словами: «Карен! Бабки отдай!»
    Когда пришла пора убывать в отпуск, Мишка обеспокоенно стал проявлять заботу о пернатом товарище. Случайно я услышал о его проблеме и предложил перенести попугая в свой рабочий кабинет, что Мишка с удовольствием и сделал.
    Когда Карен в клетке появился в кабинете, то я едва не разрыдался от  жалости. И действительно, попугай, находившийся в руках у старого холостяка, являл собой настолько запущенную птицу, без  перьев и хвоста, вечно дрожащий от ужаса и стрессов. Оказывается, добродушный Мишка по пьянке кормил его чем придется, даже сосисками, или вообще забывал кормить.
    Незамедлительно птица была мною выпущена из клетки и переведена на усиленную фруктово-ореховую диету, быстро обросла перьями и набрала вес. Говорить он, правда, не стал, но обнаглел довольно быстро. Расхаживал по столам и по полу, и даже пытался печатать на компьютере. В руки не давался, но и далеко от руки не отлетал.
    Однажды ко мне в кабинет проник бывший первый заместитель военного прокурора региональной конторы Баклажян и, услышав то, как я обращаюсь к попугаю, злобно заметил:
    - А зачем ты его называешь Карен?
    Испытывая к этому типу особую любовь (именно он в ранге военного прокурора пограничного округа предлагал мне службу под своим началом), я ему отвечал:
    - Во-первых, не я его так назвал, а хозяин! Во-вторых, я могу называть его даже Степаном в твою честь, благо, что у вас с ним клювы абсолютно одинаковые!
    Злобно плюясь, Баклажян от греха свалил из кабинета. И впредь зарёкся там появляться.
    Жили мы с Кареном и тужить не собирались. Со временем он стал садиться рядом со мной, то есть на расстоянии вытянутой руки. Но все мои попытки взять его в руки он пресекал ударом мощного клюва, предпочитая свободу.
    Только однажды, случайно вылетев из кабинета, он ошалело стал носиться по 50-метровому коридору, оглашая окрестности истошными воплями. Устал летать настолько, что потом пешком ввалился в кабинет и с трудом взлетел на своё законное место.
    Служба шла весело. Но вот однажды ко мне в кабинет прибыл один из военачальников, у которого на штанах красовались красные полоски - лампасы.

      Поскольку он находился в весьма неудобоваримом состоянии, то появился у меня исключительно из дружеских побуждений. Во-первых, мы с ним ровесники. Во-вторых, он точно знал, что коньяк в моём кабинете имелся в наличии всегда. Поскольку в своё время я мог сильно злоупотребить, то теперь я не могу осуждать людей пьющих либо позволяющих себе выпить. Не имею я на это морального права, так как лично считаю себя хроническим алкоголиком до настоящего времени.
    Итак, он появился. Мы мирно общались на различные темы и вдруг...  Дремавший на своём законном месте Карен встрепенулся, оглядел генерала своим строптивым глазом и затем, сорвавшись с места, стал кругами носиться по кабинету. При этом круги полета все сужались, и вдруг, к моему ужасу, на лету Карен опорожнил свои желудок прямо на немалую голову генерала. А затем, совершив свое чёрное дело, преспокойно уселся на платяной шкаф.
    Ну и началось тогда!
    - Я его сейчас поймаю и удавлю! - бушевал генерал. - Перья ему повыдеру!
    И ещё многое другое непечатное, в том числе и в мой адрес.
    Как мог, я успокаивал полководца. В конце концов, когда его крики достигли апогея, я успокоил его словами:
    - Ну что вы орете,  как потерпевший? Ну, подумаешь, птичка на голову нагадила! Это же к деньгам и прибыли! Мудрость народная. Значит, вы что-нибудь скрадёте, и об этом никто не узнает!
    После этого я вытер лысину генерала подручным средством, а именно, тряпкой. А на его окончательное успокоение пошли остатки коньяка.
    Немного времени спустя спас меня Карен прямо-таки от серьезных неприятностей, а может, это просто звёзды так легли.
    Прибыл к нам с проверкой большой начальник из Москвы. Ну, этак по-хозяйски передрать всё наше стадо, ну и меня в том числе.
    С первых же секунд знакомства генерал от юстиции мне решительно не понравился. Первое. При встрече и представлении он никому из офицеров не подал руки! Ну, куда уж нам, дуракам, жать  руководящую длань! Он и не видел нас в упор, а только цедил сквозь зубы замечания, разглядывая представленные ему шикарные апартаменты.
    Я понимаю! Великий человек, далёкий от мирской суеты. Вот только внешний вид... Да. Он оставлял желать лучшего.
    Маленький, полноватый, рыжеватый, с мокрыми, брезгливо поджатыми губами. Ну да ладно, что не стрижен и не брит. Но погоны генеральские на рубашке были сломаны и смяты. (Попросил – мы бы в момент ему организовали новые). Форменная рубаха обтягивала немалых размеров брюхо, и со спины были видны красные трусы, не до конца заправленные в штаны.
    Всё понятно. К военной форме одежды можно относиться  по-разному, но, господа, пуговицы на ширинке застегиваются вне зависимости от отношения к ней.
    Ситуация с попугаем прояснилась буквально на следующий день. В кабинет вошли оба моих прямых начальника. Причём один из них - местный, зная мою подлую и невыдержанную натуру, расположился таким образом, чтобы в случае обострения обстановки сразу же перекрыть мне кислород.
    Он-то точно знал, что в беседах с вышележащими я не всегда контролирую свои эмоции и могу брякнуть что-нибудь не совсем подходящее.
    Суть претензий, высказанных мне генералом-москвичом, сводилась  к тому, чтобы напугать и построить.
    Я вяло отбрехивался, а мой начальник периодически наступал мне на левую ногу.
    Наконец генерала разобрало по-настоящему, и он перешёл на повышенный тон.
    И, когда он произнёс: «Полковник! Я, наверное, вас накажу и объявлю вам выговор!», - я не выдержал и ответил:
    - Товарищ генерал! Вы мне в рот загляните - асфальт увидите!
    Мой начальник, смазавший меня в очередной раз по ноге, в ужасе закрыл глаза.
    Когда бомба готова была рвануть  и смести всё на своем пути, вдруг откуда-то рядом с генералом что-то встрепенулось, и раздался препротивный голос Карена.
    Испуганный военачальник шарахнулся в сторону, едва не опрокинув стул, а Карен продолжал орать и строптиво глядеть на генерала круглым и наглым глазом.
    - Ой, а он что, живой? - отдышавшись, спросил генерал.
    На это я ему нагло ответил:
    - Живее всех живых! А генералов он не любит больше, чем я!
    На такой наглый выпад с моей стороны он пробормотал:
    - Ну ладно я, пожалуй, пойду отсюда!
    И больше до конца проверки в моём кабинете он уже не появился и встреч со мной не искал. Вот так мой пернатый  друг спас меня от лишних служебных неприятностей!
    При переводе к новому месту службы, я, к сожалению, не смог взять его с собой.
    Он был отдан в хорошие руки!

<< Предыдущий   Рассказы Евгения Малышева   Следующий >>
 

Категория: Смешные будни военной прокуратуры | Добавил: cap2 (17-10-2013)
Просмотров: 798 | Теги: генерал, попугай, Военный, прокурор, машина | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 402
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск