Четверг, 17-08-2017, 09:42
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Юмор армии и флота » Смешные будни военной прокуратуры

Тут вам, братцы, не Москва

          Евгений Малышев

      Московская комиссия, сметающая всё на своем пути, перенаказала в конторе почти 100% личного состава. Не помогли  ни ублажения проверяющих в банях, ни экскурсии с пикниками в окрестностях нашего Приморска. Всё было разрушено могучим ураганом, сметавшим должностных лиц с насиженных ими мест.
    Комиссию возглавлял первый заместитель  Главного военного прокурора в воинском звании генерал-лейтенанта юстиции.
    Дня за три до окончания работы комиссии произошло несколько казусов, и о них я хочу вспомнить.
    Собираясь на обед в столовую таксомоторного парка, я и помощник сидели в машине, поставленной на прогрев, и наблюдали из салона, как по фасаду здания медленно прогуливались генерал-лейтенант и наш первый заместитель прокурора флота. За ними на почтительном расстоянии также прохаживался один из московских кадровиков в звании полковник юстиции.
    Кроме машины помощника на фасаде стояли готовая к выезду «Волга» первого заместителя прокурора флота (в ней находился водитель) и машина заместителя военного прокурора по следствию - новенькийУАЗ-469 (в которой водитель отсутствовал).
    Вдруг, не прерывая шага, генерал глянул на часы и коротко скомандовал:
    - Обедать!
    - Есть! - рявкнул первый заместитель и с низкого старта рванул в здание.
    Мы недоуменно наблюдали, как офицеры центрального аппарата вместо «Волги» подошли к уазику и стали в него взбираться.
    - Боже мой! Что сейчас будет! - сказал я. - Сейчас выйдет водитель матрос Горный, и будет шторм! Потому что он же грязный, да ещё и без ремня и в тапочках! К тому же он непростительно для матроса упитан!
    Товарищ со мной молча согласился.
    Угадали мы только наполовину. Вскоре из здания появился матрос Горный. Правда, на этот раз он был в новеньком камуфляже и в берцах. Но ремень по-прежнему висел на причинном месте. И ещё. Увидев, что в машине уже сидит генерал-лейтенант, Горный сделал вид, что он бежит.
    Взлетев на водительскую сидушку, он завёл машину. Затем он подал её задом и встал рядом с машиной помощника.     А дальше произошло нечто. Из здания вышел наш бессменный вахтенный матрос Андрей Денисенко. Выйти-то он, конечно, вышел, но в каком виде! Господи! Грязная, заношенная рабочая роба, штаны с бахромой внизу. Разбитые и подвязанные чем-то «прогары», без признаков головного убора. Кроме того, его цыплячью грудь прикрывала тряпка неопределённого цвета, в которой с трудом определялась бывшая тельняшка, от грязи потерявшая свой  изначальный вид, то есть имела только один вид полосок - чёрных.
    Через плечо у него висел огромный лагун, в котором находились принадлежности для приёма пищи. Всё ясно! Денисенко направлялся на камбуз для получения пищи личному составу!
    Пройдя прямо перед носом уазика, из которого за ним напряжённо наблюдал генерал, Денисенко подошёл к «Волге», раскрыл заднюю дверь салона и с грохотом свалил кухонное имущество, которое тащил на себе. А затем важно распахнул правую переднюю дверь и с шиком угнездился на переднее пассажирское сиденье.
    Немедленно, с хлопком двери, «Волга» с визгом покрышек стремительно рванула с места и скрылась из глаз.
    Хохотали мы от души! Будут знать москали, на чём ездят наши российские матросы по служебным и личным делам!
    Следующим днём проверки была суббота. Намедни проверяющих в соответствие с программой развлечений парили в бане.
    Утром я был вызван в кабинет к двум проверяющим сразу. Полковникам было тяжело. Ужасное состояние, по себе знаю! Мучимые жаждой и похмельным синдромом, они дружно навалились на меня и стали окучивать по одному из нераскрытых дел. Никакие мои робкие оправдания успеха не имели, и наваливались они на меня вдвоём по-взрослому.
    В конце концов один из них, собравшись с мыслями, произнёс:
    - Мы вот решили в приказ Главного военного прокурора о наказании тебя не включать!
    Тут уж я сделал вид, что обиделся:
    - Это почему вы так решили? А я вот хочу, чтобы меня непременно наказал сам Главный! Я во многих конторах успел засветиться, и народ, прочитав, что я наказан Главным, поймёт, что жив ещё и работаю, раз наказывают!
    - Ты что дурак что ли конченый? - задал мне вопрос один из них.
    - Если тебя накажет Главный, то ты майора не получишь!
    - На хрен мне майор? - сварливо ответил я. - Зато я уже получил новенькую квартиру!
    - Ну а если тебя накажет Главный, ты же немедленно уволишься? - выразил мысль один из присутствующих.
    - Конечно, уволюсь! - радостно ответил я. - Что меня здесь держать будет? Хата есть.
    Видя точно, что я «врубаю дурака», один из них, который был помоложе и понастырнее, сказал наконец:
    - Ну, вот мы решили, а ты думай, как побыстрее за пузырем сгонять.
    - Ну, намек понял. Приступаю к исполнению! – бодро отрапортовал я.
    Второй полковник постарше задумчиво произнес:
    - Подожди. Не спеши! То, что ты принесёшь пузырь, - это не вопрос. Но тебе же придётся наливать. А пить-то с тобой мы не можем. Не забывай, кто ты, а кто - мы!
    Вот это он сказал абсолютно зря, и я не замедлил воспользоваться его оплошностью:
    - А кто вам сказал, что я собираюсь с вами пить? Я с кем попало не пью!
    Вот это я дал по закрылкам! Они орали как резаные, ничего не соображая в течение нескольких минут, а затем полковник постарше сообразил и произнес:
    - Хорошо излагает, собака! Николай Михайлович, надо будет взять на вооружение.
    Уже несколько позже, после празднования Нового года, я дежурил в конторе. Отвечая на звонок из Москвы, услышал знакомый голос пожилого полковника:
    - А, это ты, весёлый капитан! Ну, радуйся. Главный о тебе точно знает. Ты же славы хотел? Так вот, по прибытии в Москву мы поделились с некоторыми коллегами тем, каким способом ты нас, с Николаем Михайловичем, обломил. Дошло до Главного. И вот перед Новым годом, когда его приглашали за стол, он сказал, что с кем попало пить не будет, и сослался на тебя, правда, без указания фамилии!
    Ну что же, какая-никакая, а известность!
    Вот, пожалуй, и всё. Остался один маленький эпизод. Про генерала.
    Но не нашего, а другого.

      Комиссия закончила работу. В последний день её работы был озвучен «праздничный» приказ военного прокурора флага, который лирически назывался «О наказаниях». Вашему покорному слуге правами военного прокурора флота был пожалован «выговор за упущения, допущенные при расследовании уголовного дела». Впрочем, один я что ли? Всем досталось! И прокурора представили к снятию с должности!
    Конечно, приятного мало, но и страшного в этом абсолютно нет ничего. Подумаешь, выговор. Он ведь, как нам всем известно, все равно что шрам на заднице. И сам не посмотришь, и другим не покажешь.
    В самом приподнятом настроении я вышел в коридор и увидел живую и настоящую задницу. Этакую большую, обтянутую военным  плащом.
    На стульчике за столом вахтенный матрос с испугом поджал  ножки, а человек в плаще тужился затолкать под стол картонный ящик, из которого весело торчало несколько голов копченой рыбы.
    Это было настолько возмутительно для меня, что душа, обожжённая выговором, требовала немедленного отмщения.
    Недаром до самого дембеля я в определенных кругах слыл очень тактичным офицером, поэтому и рявкнул на весь коридор, перепугав при этом находившихся в нем нескольких посетителей:
    - Эй, ты, чучело! Зачем ты рыбу пихаешь под стол? Охренели вы все уже со своей комиссией! Тут люди ходят! Забирай её  и вали отсюда!
    Кроме того, я совершенно определенно  хотел пихнуть ногой обтянутый плащом зад человека, но что-то такое удержало меня от немедленной реализации задуманного.
    - Я сейчас всё уберу! - ответила мне спина человека, а скорее это была голова, которая скрывалась под столом.
    - Давай, резче стартуй! А то ведь помогу!
    Но когда военный вылез из-под стола и повернулся ко мне боком, то я в ужасе увидел два лампаса на штанах, очки и зелёную пограничную фуражку.
    Я обомлел. Мелькнула мысль, что я успел обматерить  какую-то большую шишку, о которой нам не сообщали.
    Улыбаясь, он подошёл ко мне, протянул руку и, поздоровавшись, повторил:
    - Я сейчас всё уберу!
    - Пожалуйста! - пробормотал я и дал дёру.
    Не прошло и двух часов, как нас всех позвали на совещание к нашему генералу.
    Вопросы рассматривались самые разные, но затем начальник, глядя на меня, произнёс:
      - Нашлись же в нашей конторе сволочи, которые успели обматерить даже военного прокурора пограничных войск!
    А что мне оставалось? Ни на что, собственно, не надеясь, я встал и произнёс:
    - Товарищ генерал! Он был не прав и толкал мешок с копчёной рыбой под стол вахтенного, а здесь же посетители ходят.
    На что генерал, задумавшись, произнёс:
    - С генералами так нельзя!
    А потом добавил:
    - А впрочем, может быть, так с ними и нужно?
    На этом разбор работы комиссии был закончен.

<< Предыдущий   Рассказы Евгения Малышева   Следующий >>
 

Категория: Смешные будни военной прокуратуры | Добавил: cap2 (17-10-2013)
Просмотров: 714 | Теги: Военный, комиссия, прокурор, генерал, полковник, машина | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 402
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск