Четверг, 17-08-2017, 09:39
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Юмор армии и флота » Смешные будни военной прокуратуры

Прапорщики и мичманы России

          Евгений Малышев
   
И що у мэнэ за зять?
Погоны, як у генерала,
а водку жрэ, як сверхсрочник...
(Украинский анекдот).  

        С этими представителями славного племени впервые я столкнулся на срочной службе и до последнего дня пребывания на таковой  не спускал с них своего лукавого взгляда.
    Интересные они люди, прапорщики и мичманы! Сколько шуток и анекдотов существует про них, любимых и вороватых, хитрых и изворотливых! Основной костяк тыловых подразделений и снабженцев корабельных!
    Об их уме и сообразительности действительно можно написать стихи Результаты их «выносливости» вполне могут побить любой, самый невероятный рекорд в тяжелой атлетике. Об их умении пить сложены армейские легенды. Вот уж к ним не подходит пословица: ни украсть, ни покараулить.
    Данная разновидность военнослужащих  родилась ещё в далекие  теперь 70-e годы прошлого столетия, сменив своим появлением  поколение старшин-сверхсрочников послевоенных времён.
    Как известно, старшины в подразделениях - это отцы солдат. Заботливые и беспокойные. Беспощадные к нарушителям воинской дисциплины и разгильдяям.
    Ну а как же прапорщики и мичманы? Да то же самое. Только с поправкой на улучшение их личного благосостояния.
    Я не хочу огульно хаять в этом плане всех и вся, но последние пять лет бесконечно мучился над вопросом: «Кто же для армии и флота опаснее? Прапорщики, мичманы или  военнослужащие контрактной службы?»
    До последнего времени эта проблема для меня так и осталась неразрешенной. Но судите сами.

Три сапога     

      1992 год. Место действия - военная прокуратура небольшого гарнизона, затерянного между Приморских сопок. С утра мучимый  похмельным синдромом, я тупо соображал, когда же в соседнем доме откроется магазин и я смогу поправить пошатнувшееся накануне здоровье.
    В конторе стояла девственная тишина, нарушаемая только воплями  нашего прокурорского кота, который ждал появления нашей  «секретной бабушки», кормившей его лично и каждый день.
    Внезапно в коридоре конторы раздались тяжёлые шаги. Это кто-то  и что-то искал.
    Через некоторое время в дверь моего кабинета просунулся пожилой прапорщик.
    Несмотря на то, что я сам испытывал жажду, его свежее амбре сразу же наполнило кабинет, и мне стало несколько легче.
    Под левым глазом вошедшего военного красовался свежеприобретенный лиловый синяк немалых размеров.
    Тяжело отдуваясь и икая, он сообщил мне, что пришёл написать официальное заявление на своего коллегу - прапорщика инженерно - саперного батальона, который избил его, как он пояснил, во время несения им нелегкой службы в составе дежурного наряда на КПП гарнизона.
    Не имея ни малейшего желания слушать бред нетрезвого человека, я брякнул первое, что  сразу же пришло в голову:
    - А вы что же? Спёрли всего три сапога со склада и не могли их поровну разделить? Так идите и стащите со склада ещё один, да и разделите поровну!
    Он гордо вскинулся на стуле:
    - А что, по-вашему, товарищ капитан, если прапорщик, так уж непременно и ворюга?
    Я отпарировал:
    - Еще великий Брежнев Л.И. сказал, что всё, что создано народом, должно быть надежно защищено!
    Чуть  помедлил и добавил:
    - От прапорщиков и мичманов!
    Позже уже серьёзнее:
    - Вы что же творите, сволочи? Вот послушаю я тебя и на основании твоего заявления возбужу уголовное дело. А вы возьмёте пару пузырей, залудите их и помиритесь! Ну и кем я после этого буду выглядеть? Ась? Иди отсюда и не отсвечивай!
    В обеденный перерыв, следуя домой, я на всякий случай заглянул на КПП, где нёс свою нелёгкую службу потерпевший. В комнате отдыха дежурного КПП я застал идиллию. Стол был  накрыт нехитрой закуской, которая венчалась двумя стеклянными ёмкостями со «святой 40-градусной водой», а за столом, обнявшись исполняли народные песни сам дежурный и его давнишний обидчик.
    Моего появления они не увидели, так как уже не обращали внимания на окружающий мир. Да оно и правильно. Чего же ждать ещё от этих черствых военных юристов? Самое главное - дружба! Дружба и общие цели! А синяк - дело-то житейское.
    Ещё одна встреча с указанным персонажем произошла буквально через короткий промежуток  времени. Дело в том, что к новому месту службы я семью не перевозил, надеясь в тайне,  что вернусь на  прежнее место службы. Но поскольку в далёком гарнизоне проблем жильем не наблюдалось, то мне незамедлительно была выделена отдельная  2-комнaтная  квартира, панели которой были выкрашены ужасающей автомобильной зеленой краской.
    Согласно заведённому самим собой распорядку дня я отходил ко сну в 23 часа 15 минут. Стены же квартиры были настолько тонки, что пропускали  любые звуки, издаваемые соседями с той стороны. Я мог без напряжения  слушать темы разговора своих соседей за стеной, не прибегая ни к каким техническим средствам прослушки.
    В связи с тем, что любой малый гарнизон «спит под одним ватным одеялом», ежедневно, включая и выходные, около 23 часов я слышал за стеной одно и то же:
    - Ты где была?
   ...(невнятный голос женщины).
    Бабах! (видимо, в голову).
    Затем шум падающего тела, либо грохот опрокинутой мебели, либо как вариант звон бьющейся посуды.
    Так продолжалось более месяца.
    Меня самого интриговал и заботил вопрос: кого же и кто так беспощадно лупит  по вечерам?
    Однажды, незадолго до урочного времени, я оделся в военную форму и прибыл в соседний подъезд.
    Каково же было мое удивление, когда на звонок дверь открыл мой несостоявшийся потерпевший - прапорщик инженерно – саперного батальона.
    На этот раз он был в спортивных штанах и без синяка под глазом.
    - Слушай, покажи мне, кого ты тут лупцуешь каждый божий день, - обратился я к нему с неожиданной просьбой.
    На короткое время он задумался, а потом предложил мне пройти в квартиру.
    Разговор не занял много времени, но своей жены он мне так и не показал. Как выяснилось позже, её попросту в тот момент не было дома.
    Клятвенно заверив меня в том,  что больше никогда в жизни не нарушит мой вечерний покой, он со слезами на глазах проводил меня к выходу и попрощался.
    Удовлетворённый морально по самую маковку, я неторопливо готовился к отходу ко сну.
    Внезапно за стеной раздался шум, и голос моего прапорщика свирепо заорал:
    - Ты где была?
   ...(невнятный голос женщины).
      Бабах! Шум падающего тела и звон посуды...
    Машинально глянув на часы, я отметил, что они показывали 24.00!
    Своим появлением я просто оттянул встречу любимых всего на 30 минут!
    Больше попыток к предотвращению скандалов в этой счастливой семье я не возобновлял.

Две бочки масла     

        А вот этот мичман флота Российского мне запомнился с другой стороны.
    Шло расследование громкого дела по массовому голоду матросов островного гарнизона. Как всегда в начале хода следствия при отработке основных версий в частях при проведении обысков изымалось все подряд.
    Но когда дело дошло до обыска в личном гараже одного из мичманов (начальника продовольственного склада провинившейся части), то это превзошло все даже очень смелые ожидания и прогнозы.
    В немалом по площади гараже, было обнаружено такое количество продуктов, что при их изъятии они едва уместились в грузовой автомобиль ГАЗ-66! Причём в основном это были консервы. Но не просто консервы, а такие, какие водились только в бортовых пайках подводников советских времён. Я до этого никогда не видел консервированных оленьих языков или  почек заячьих в томатном соусе.
    Словом, сплошная пищевая экзотика! Но, кроме того, немалое место в кузове занимали две 200-литровые бочки с оливковым маслом.
    Руководитель следственной бригады главной военной прокуратуры от всей души и на чём свет стоит материл следователя, проводившего обыск, только за то, что последний пересчитал и указал в протоколе обыска все продукты до последней банки. Тем самым совершенно лишил всех участников следственной бригады возможности попробовать экзотики, о которой многие только слышали из фильма «Иван Васильевич меняет профессию».
    В кабинет конвой ввёл бывшего хозяина продуктов. Это был мичман более чем зрелого возраста. Эдакий пример классического мичмана. Высокий и очень худой, не хуже, чем матросы – дистрофики. Однако когда он находился в вертикальном положении, то его большие и натруженные руки доставали ниже колена на приличное расстояние. Лицо его выражало невыносимое страдание, так как допрос предстояло проводить на фоне складированных ящиков и бочек. Печально оглядываясь по сторонам и  беззвучно шевеля губами, он периодически горестно вздыхал, мысленно подсчитывая  понесенные убытки.
    Во время допроса, который длился не менее трех часов, я четко уяснил, что он всегда брал со склада харчи, но только «немножко, для себя».
    Когда я  удивленно спросил его, для чего ему 400 литров оливкового масла, да ещё в домашних условиях, то он, подумав самую малость, разъяснил мне суть старой поговорки:
    - В кулацком хозяйстве и хер - верёвка!     А уж маслу-то всегда есть применение.

<< Предыдущий   Рассказы Евгения Малышева   Следующий >>
 

Категория: Смешные будни военной прокуратуры | Добавил: cap2 (15-10-2013)
Просмотров: 1099 | Теги: комендатура, жена, прапорщик, мичман, Военный, прокурор, народ, корабль | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 402
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск