Четверг, 17-08-2017, 09:39
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Юмор армии и флота » Смешные будни военной прокуратуры

Об огнях - пожарищах, о хохлах - товарищах

            Евгений Малышев

        Ох, и люблю я украинский народ! Да чего там греха таить! Сам наполовину хохол. Мама - чистокровная украинка. Розмовляю на хохлацкой мови в совершенстве. Чего же мне их не любить? Тем более, что территория моего родного Приморья и до настоящих дней в основном  населена выходцами из Украины.
    Украинский народ уникален! В этом я убеждаюсь и убеждаюсь все больше.
    Опять же, нет оптимистичнее и веселее людей, чем хохлы. Примеров хохляцкой находчивости, неистребимости и скупости  можно привести бесчисленное множество. Итак, некоторые примеры и подтверждения этому на военной службе.


Цивилист
Год 1993. Место действия - г. Приморск.
Гарнизонная прокуратура  

       Прошёл слух по конторе. Скоро должен выйти на службу вновь принятый следователь - целый капитан военно-строительного войска!
    Радости было мало - больше печали. И так работать практически некому, а тут ещё вновь прибывший, которого, как минимум, необходимо будет учить.
    Но даже и здесь не угадали! Учиться он не стал, учёным был заранее, окончив к тому времени не менее 2 курсов юридического факультета.
    Капитан военно-строительных войск Сиротченко прибыл в органы военной юстиции на дурацкую, но такую нужную должность помощника военного прокурора флота - начальника канцелярии, в простонародье  - канцлера, а ещё проще - завхоза с обязанностями прислуги за всё. От туалетной бумаги и до капитального ремонта.
    А в гарнизон его назначили временно, и прослужил он в составе прокуратуры гарнизона не более чем неделю, ну, может быть, две. Затем навеки вечные он поднялся на третий этаж военной прокуратуры флота и, видимо, просидит ещё не менее трёх лет на пепелище, если, не дай-то Бог, прокуратура сгорит в одночасье!
    Метаморфоза в поведении капитана ВСО с постоянно бегающими испуганными глазками произошла буквально через несколько дней после официального назначения его на должность в прокуратуре  флота.
    Вахтенный матрос вошёл в кабинет моего поднадзорного следователя и передал приказание Канцлера  немедленно прибыть к нему в кабинет. (Вызвал, значит).     Следователь майор собрался и зачем-то пошёл наверх, откуда вскорости появился, бормоча под  нос ругательства.
    Вскоре мне, всё тем же вахтенным матросом было передано соответствующее распоряжение того же лица. Подниматься наверх я не стал, а просто попросил матроса  передать лицу, отдавшему таковое распоряжение, что я могу прибыть наверх лишь затем, чтобы набить ему лицо, так как он никоим образом моим начальником не является. Более вызовов наверх от него ко мне не последовало.
    Постепенно Канцлер входил во вкус власти, хотя реально никто и никогда ему её не доверял. Вот пошугать  молодых следователей - это можно, только до тех самых пор, пока они не поймут, с кем имеют дело.
    Спустя месяц ему было присвоено звание майор юстиции. Основным видом занятия Канцлера являлось получение денежного содержания офицеров и гражданских служащих. В остальные дни никто, кроме начальства, о нём не вспоминал.
    В дни получки он становился центральной фигурой в конторе. Но и здесь, применяя всю свою изобретательность, Канцлер умудрялся постоянно собирать с офицеров денежные средства на что угодно. Это были поборы на дни рождения или чьи-то похороны. То на туалетную бумагу, то на занавески.
    Куда именно шли эти деньги, никто и никогда не интересовался. Воруешь, может быть, ну и ладно!
    Лишь бы всем было хорошо. А всем и было хорошо. С годами он насобачился угождать  начальству так, что иногда мог парализовать работу начальников, безуспешно пытающихся обнаружить его в нашем регионе и водворить на рабочее место.
    Дошло дело даже до того, что на его день рождения шеф повелел купить в подарок сотовый телефон. Ну и что, легче кому-то стало от этого? Всё равно телефон был постоянно «вне зоны доступа».
      Затем, как предложение на одном из оперативных совещаний шеф предложил надеть ему колокольчик на шею, но и это всё было бесполезно.
    Целыми днями, а может быть, и ночами он бесконечно носился поконторе, что-то хозяйственное решал, и всегда делая вид, что страшно занят.
    И имеет до настоящего времени одну очень характерную особенность - постоянно исчезать, причём буквально растворяться на глазах.
    - Где эта помятая штука? - обычно слышалось в коридорах прокуратуры.
    Всё понятно, Сиротченко ищут!
Словом, приобрёл он себе профессию - нужный человек.
      А с годами получил звание подполковник юстиции, не расследовав при этом ни одного уголовного дела и не разрешив ни одного материала.
    Согласитесь, ведь не каждый так сумеет!
    Всерьёз в контре его никто и никогда не принимал. Правда, периодически вокруг него возникали щекотливые ситуации, и тогда Канцлера нещадно драли, особенно начальник.
    Особенно хорошо мне запомнился тот случай, когда шеф, въехав в новую квартиру, поручил Канцлеру произвести в ней ремонт.
    Вскоре в кухне новой квартиры из-под нового пола вдруг радостно забил фонтан воды, заливая всё в окрестностях.
    Это, экономя на ремонте, Канцлер привлёк к выполнению работ прокурорского сантехника, у которого постоянно было такое привычное состояние алкогольного опьянения, что он, бедолага, перепутал соединения.
    Я помню, как Вождь истошно орал в коридоре:
    - Сантехника убить, а Сиpoтченко сослать в гарнизон! На галеры его…!
    Но как-то обошлось. Да и сколько было этих залётов!
    Страсть к стяжательству  и решению лично-тактических вопросов перебивала в нём все основные инстинкты. Периодически он попадал и мне под раздачу. А уж поводов к этому Канцлер мог выдать в неимоверных количествах!
    К концу ХХ века он успел закончить высшее учебное заведение и получить диплом юриста. Вот  тут-то и произошёл с ним случай, давший название нашей маленькой повести.
    В кабинет аналитиков, в котором, кроме двух инженеров-компьютерщиков уже находился Димка Лазарев, вошла приличная во всех отношениях интеллигентная дама - прокурор одного из отделов. По какому-то вопросу, касающемуся гражданско-правовых отношений, она обратилась к Диме с вопросом:
    - Дима! Ты цивилист?
    На что Димыч тут же ответил ей:
    - Ну, какой же я цивилист, Верочка? - Вот он - настоящий цивилист! - и указал своим толстым пальчиком на Канцлера, внезапно появившегоcя в кабинете.
    Не разобравшись, в чём тут дело, и почувствовав себя незаслуженно оскорблённым, Канцлер стукнул Димку в толстое брюхо и задал свой бессмертный вопрос:
    - Ты кого тут послал…, дурак?
    Присутствующие покатились от смеха, а Канцлер недоуменно вертел башкой по сторонам и решительно не понимал, что такого смешного он сказал.
    Несколько позже я объяснил ему, что понятие «цивилист» означает  не ругательство, а направление юридической специализации. И то, что это понятие он должен был узнать ещё на начальных курсах ВУЗа, где он якобы обучался!

<< Предыдущий   Рассказы Евгения Малышева   Следующий >>
 

 
Категория: Смешные будни военной прокуратуры | Добавил: cap2 (15-10-2013)
Просмотров: 784 | Теги: Хохол, огонь, капитан, Военный, Строитель, прокуратура | Рейтинг: 1.5/2
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 402
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск