Четверг, 17-08-2017, 09:42
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Юмор армии и флота » Смешные будни военной прокуратуры

Обрамлённая трагедия

            Евгений Малышев

      То лето выдалось весёлым! Ремонт начался. Который, кстати, в нашей  конторе не проводился не менее этак двух десятков лет.
    Вот уж тут наш герой развил поистине фантастическую деятельность по добыче и изысканию различных средств и материалов.
    Но ремонт проводился только в «верхней палате парламента», то есть  на том этаже, где находится начальство. О ремонте наших рабочих кабинетов, расположенных на первом этаже здания, речь не шла. Нам и так сойдёт!
    В связи с ремонтом великий Вождь разрешил подчинённому личному составу прибывать на службу и находиться на рабочих местах в гражданской одежде.
    Пользуясь неограниченными строительными возможностями и навыками, а также ранее приобретёнными познаниями и используя свои личные возможности, Канцлер во время ремонта отгородил часть коридора в районе моего кабинета двумя переборками, и получился отменный загашник.
    Кроме того, старые оконные рамы, установленные на третьем этаже во времена Великой Октябрьской Социалистической революции, он стащил вниз на первый этаж и складировал их в коридоре.
    С учётом того, что рамы были очень древние, с них в окрестности постоянно сыпались труха и деревянные опилки, создавая в коридоре первого этажа невыносимый бардак и поднимавшуюся от проходящих людей пыль.
    Поскольку порядок на первом этаже обеспечивал я, то постоянно говорил Канцлеру о том, чтобы он убрал эту  рухлядь куда угодно, так как она становится предметом моего постоянного головняка, устраиваемого мне моими отцами-начальниками. На что он вяло отбрехивался и убирать рамы не спешил.
    Более того, на предложение нашего старого полковника Афанасича о передаче ему рам в личное пользование для обустройство дачной теплицы Канцлер отвечал неизменным отказом, так как,  по его словам, эти рамы он уже ухитрился кому-то загнать по сходной цене.
    Но дни шли за днями, а рамы продолжали находиться в коридоре, отравляя мне жизнь.
    Тогда однажды я и заявил ему: «Ну, всё, достал ты меня! Когда-нибудь я тебе такое припасу, что ты их на себе унесёшь в течение одного часа».
    Вняв моим просьбам, Канцлер дал матросам команду. Рамы занесли во вновь отстроенную кандейку на первом этаже и там складировали.
    Но с учётом того, что он сам каждый день и неоднократно нырял туда по нескольку раз, а также ещё и посылал туда матросов, то мусору на первом этаже меньше никак не становилось. Эпопея борьбы с рамами растянулась на месяцы.
    Случилось так, что, занятый расследованием уголовного дела, я не встречался с великим Вождем ни много ни мало, а около 3 недель, находясь, тем не менее, в конторе ежедневно.
    Однажды, направляясь по третьему этажу в место, куда даже цари в своё время ходили пешком, я встретился в коридоре с начальником отдела полковником юстиции Сергеем Владимировичем, более известным в наших определенных юридических кругах под кличкой Крупный юрист (имелись в виду физические данные).
    Стоя перед зеркалом, Сергей Владимирович наводил окончательный лоск на свою форменную одежду и отреагировал на мое появление следующим образом:
    - Ты что, в отпуске? Что-то я тебя давно не видел! - произнёс Сергей Владимирович, захватив мою руку своей огромной дланью, в которой моя рука скрылась, как карась в пасти щуки.
      - Нет, Сергей Владимирович! Я сижу внизу и работаю; А в вашу «верхнюю палату парламента» я могу подняться только по трём причинам.
    - Это по каким таким причинам? - грозно спросил Крупный юрист.
    - Гальюн-то у нас один, то есть на третьем этаже, так? Вот я и могу по своей воле сюда подняться только для того, чтобы сходить в туалет и за получкой! А в остальном вы все, здесь сидящие, мне не сильно интересны…
    - Ах ты…  - возопил Сергей Владимирович и по своей давнишней привычке погнался за мной по коридору.
    Но всё же я благополучно свалил от него на первый этаж.
    Являясь ближайшим сотоварищем, вхожим в кабинет Большого Белого Вождя, Сергей Владимирович, видимо, в тот же день доложил о моей дерзости в начальственное ухо, и на следующий день случилось следующее.
    В первой половине дня в коридоре первого этажа раздались те шаги, которые ни с какими другими спутать было невозможно. Это Большой Белый Вождь спешил заключить меня в свои мощные сексуальные объятия, то есть просто «поиметь» меня за вчерашнюю дерзость.
    Преисполненный решимости, он проскочил все остальные кабинеты, расположенные на первом этаже, и вдруг перед самым моим кабинетом остановился как вкопанный и недоуменно стал оглядывать новенькую железную дверь, о существовании которой он не подозревал до текущего момента.
    - А это что такое? - грозно спросил он меня.
    На что я ему тут же ответил:
    - А это, товарищ генерал, кандейка Канцлера.
    - Зачем ему ещё одно помещение, у него же есть камера вещественных доказательств на третьем этаже? - недоуменно произнёс шеф.
    - А здесь, товарищ генерал, Канцлер хранит украденные за неделю вещи, а по субботам он их вывозит, - доложил я ему.
    - Ну, то, что ты поболтать горазд, это я в курсе, - сварливо произнёс начальник, а затем продолжил: - А что все-таки там в данный момент может храниться?
    На что я, не менее сварливо, объяснил ему (полагая, что другого случая избавиться от опостылевших оконных рам мне может и не представиться):
    - Товарищ генерал! Если военный строитель за день ничего не украл, то он начинает болеть. А в данный момент за этой железной дверью хранятся оконные рамы, которые, по заявлению Канцлера, он притырил для вашего коттеджика.
    Дачи шеф не имел, не говоря о каких-то коттеджах, и всячески подчеркивал имидж бессребреника, нещадно борясь с флотскими хапугами.
    Выслушав мой ответ, шеф хмыкнул и, совершенно забыв цель своего прибытия на первый этаж, стремительно удалился из коридора, оставив меня неудовлетворённым его близостью.
    Зато уже через несколько минут в коридор первого этажа стремительно влетел Канцлер, у которого, видимо, из заднепроходного отверстия торчал горящий предмет, и истошно заорал, выкатив глаза:
    - Ты что ему наговорил?
    На что я ему, гогоча от удовольствия, ответил, что, мол, вот теперь-то ты, стервец, на себе эти рамы унесешь, и очень быстро...
    Вечером того же дня старый полковник юстиции Афанасич прилаживал рамы на дачной теплице. Он недоумевал по поводу того, что же это такое содеялось с Канцлером, который, как ошпаренный, влетел к нему в рабочий кабинет и горячечно стал уговаривать его забрать оконные рамы к себе на дачу. И особо при этом напирая на то, что у нею уже и машина для транспортировки в готовности стоит под воротами прокуратуры.

<< Предыдущий   Рассказы Евгения Малышева   Следующий >>
 

Категория: Смешные будни военной прокуратуры | Добавил: cap2 (15-10-2013)
Просмотров: 695 | Теги: прокуратура, полковник, ремонт, Юрист, лето | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 402
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск