Пятница, 21-07-2017, 14:32
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Юмор армии и флота » Смешные будни военной прокуратуры

Следственно-прокурорские были

            Евгений Малышев

      В чём заключается процессуальная самостоятельность следователя? Как правило, услышав такой вопрос, молодые следователи начинают рассказывать что-то о самостоятельных принятиях процессуальных решений. Но всё это далеко не так.
    На самом деле процессуальная самостоятельность следователя простирается так далеко, что... Он имеет возможность быть отруган в любой момент и даже 25 часов в сутки, если при этом начальнику не надо лениться и подниматься на один час раньше.
    Такие коврижки жуются ребятами – следователями постоянно, весь период следственной работы.
    Сходство следователя с беременной женщиной также неоспоримо. И тот, и другая постоянно считают сроки. Одна - сколько осталось до родов, а следователь - сколько осталось до окончания срока следствия.
    Следователь - самое бесправное существо в нашей правоохранительной системы.
    Именно назначением следователя на должность любого человека назначают виновным за всё спустя каких-нибудь две или три недели после возбуждения уголовного дела. Спрашивается же со следователя за всё: почему обвиняемый не дает признательных показаний и не хочет, мерзавец, добровольно идти в тюрьму на большой срок? Почему показания подозреваемого идут вразрез с показаниями свидетелей и потерпевших? Почему необходимые экспертизы назначены не вовремя? Почему у вас неправильно применена мера пресечения? Почему? Почему? И так до направления дела в суд. Да и это ещё не все.     Вдруг в судебном заседании выясняется какое-нибудь несоответствие между объёмом предъявленного обвинения и обвинительным заключением. Не является на процесс свидетель, почему? В конце концов председательствующий по делу, возмущённый многочисленными, на его судейский взгляд, следственными косяками, выносит по делу частное определение.
    И тогда опять-таки наказывают следователя.
    А уж если, не дай-то Бог, оправдательный приговор вынесен! Всё. Будьте уверены, тут без наказания следователь не останется ни при каких обстоятельствах!
    А продление сроков следствия и срока содержания обвиняемого под стражей! Сизифов труд. И при всем при этом начальник постоянно намекает на то, что ты работаешь не в полную силу, не горишь на работе, не работаешь по ночам (как это делал сам начальник, будучи следователем), смеешь устраивать себе выходные в воскресенье, когда у тебя дело валится! И многое другое, не всегда порой объяснимое.
    Кроме того, выезд на место происшествия, рутинная работа по раскрытию преступления по горячим следам, которая порой затягивается на неопределенный срок.
    А исполнение отдельных поручений из других правоохранительных органов, которые иногда, по сути, объёмны так же, как и нормальное расследованное уголовное дело? А неизбежные ошибки при квалификации деяний виновного лица?
    А постоянное нервное и психическое напряжение от незнания или неумения, или просто от неудачи?
    Как справедливо писал пролетарский писатель М. Горький в своём романе «Мать», «... пожив такой жизнью лет 50, человек умирал...».
    Но не всё так плохо в жизни. Следователь - самая неубиваемая фигура в военной прокуратуре и не только. Без прохождения этой ступени служебной лестницы нет настоящего юриста! Поэтому, лейтенанты юстиции, смиритесь и работайте! Дерзайте, пацаны, постигайте азы житейской мудрости! Постигайте основы человеческого общения!
    И оставайтесь при этом людьми, а не бездушными приложениями к закону.
      Всё-таки изобретательней следователя в племени юристов никого найти невозможно! Тут и проявляются различного рода таланты!
   ... Задумчивый следователь военной прокуратуры гарнизона г. Приморска поглядел в окно и думал. Только что его отругал прокурор гарнизона за недостаточный объём следственных действий по уголовному делу о пожаре и потребовал устранить этот недостаток. Где брать свидетелей пожара, он не знал.
    Решение в голову следователя пришло совершенно неожиданно.
    Он обратил внимание на народ, толпившийся на автобусной остановке напротив окна служебного кабинета.
    В течение нескольких дней он криками подзывал к своему окну потенциальных пассажиров автобуса № 21 и прямо через окно их допрашивал. Правда, протоколы допросов были подозрительно короткими и состояли всего из двух основных вопросов: «Знаете ли вы про пожар? Что вы  можете пояснить по этому вопросу?»
    Зато объём выполненных следственных действий превзошёл самые смелые ожидания надзирающего прокурора.
    Другой следователь - новатор умудрялся «допросить» стулья в своём собственном рабочем кабинете, и выяснилось это только в судебном заседании.
    А уж сколько примеров ума и сообразительности наших военных следователей можно привести из документов, составляющих тома уголовного дела - не перечесть! Особенно это стало заметным в период перестройки. Какие только виды бывших замполитов не стали населять наше юридическое пространство! И каждый - уникум!
    Об этих ребятах я уже неоднократно вспоминал с большой теплотой, но примеров можно приводить ещё множество. Вот некоторые из них.
    Происшествие случилось ни где-нибудь, а в особом отделе одной из флотилий, да ещё в празднование старого Нового года!
    Три дамы, довольно зрелого возраста и, что характерно, разных национальностей - татарка, грузинка и украинка, оставив своих малолетних детей на попечение родителей, прибыли к матросам указанного подразделения на праздник.
Матросы, естественно, обрадовались такой халяве и организовали праздник по всем правилам и с сопутствующими удовольствиями. Всё было бы нормально, если бы один матрос не ударил в грудь ножом другого матроса и не убил его.
      При расследовании данного преступления следователь (бывший политрук ВВС) до того влез во внутренний мир произошедшего, что стал глубоко вскрывать причины поведения потерпевшего. При допросе матроса он задал ему исключительно психологически глубокомысленный вопрос:
    - Поясните, как вы думаете, любил ли покойный матрос Милашенко Оксану Нигматуллину, и если да, то почему?
    Матрос, не имевший никакого понятия о внутреннем мире покойного товарища, тем не менее ответил, но кратко и понятно:
    - Он её любил потому, что ему больше некого было любить!
    Вот так! А вы говорите, Шекспир, Шекспир! Отдыхает ваш Шекспир! Некого было ему любить - и точка!

    Не следя за смыслом написанного, один из следователей, войдя  в pаж, после осмотра трупа написал: «На каждой ноге трупа надето по 4 пары теплых носков». Это сколько же всего-то? По восемь носков? Ну,  описался человек немножко.

    Еще допрос: «Поскольку старший лейтенант Ющенко по натуре  охотник и в тот день наказан в партийном порядке, очень этим расстроен, и лицо у него было красным. Поэтому я склоняюсь к мысли о том, что он вполне и мог похитить оружие».
    Вот так: раз лицо красное - значит, украл!

    Вопрос следователя:
    - Каким образом проходит сигнал оповещения о пожаре?
    Ответ:
    - Сиреной, звонками, а также ударами голосом в рынду!

    Вопрос следователя:
    - Не заметили ли вы подозрительного лая собак на территории?
    Ответ бабушки-вахтерши:
    - Собаки обычно лают одинаково, а подозрительно они лают или нет, это уже вам решать. Лаяли как обычно.

    Протокол осмотра места происшествия: «Гараж представляет собой металлическое здание без стен и потолка».

    Показания обвиняемого: «Выстрелил я ему в спину из пистолета два раза, ну так, не сильно».

    Конечно, умственные способности современного военнослужащего рабоче-крестьянской Российской армии и Военно-Морского Флота оставляют желать большего, но всё-таки! Испохабить простое слово «заявление» до воспоминаний о русском матерном мог только наш уникальный русский матрос.
    Ну, заодно уж и следователь, присобачивший в уголовное дело уникальный документ, озаглавленный как «заебление».
    Чудны дела твои, Господи! Не оскудеет ведь земля русская умами и умищами!
    К чему я призывал следователей в начале главы? Правильно. Не быть приложением к печатной машинке и думать, прежде чем изображать графически, да ещё не на заборе, а на бумаге. Да ещё и шить всё в уголовное дело.

    «На правой полужопице трупа имеется багровый подтёк размерами около 5х5 см».

    «В ходе осмотра труп матроса Крюкова раздевается, а после осмотра направляется в судебно-медицинскую лабораторию для определения причины смерти».

    «Медсестра растерялась и попыталась дать  нашатырь трупу. Затем  заглянула ему в зрачки, пощупала пульс и сказала, что он уже холодный. После чего велела его немедленно госпитализировать». Вот такая, понимаешь, медсестра!

    Образное сравнение, записанное со слов дежурного офицера в протокол: «Когда я зашёл в ПЭЖ (пост энергетики и живучести), то увидел последствия действий матроса Князева. У матроса Спирина  губы были, как… два сандаля у Поля Робсона».

    Из такого же материала: «Когда я пробегал по подземному переходу, то позади себя я услышал крик: «Стой, сволочь!» Не знаю почему, но я остановился»…

    Следующий эпизод, произошедший на оперативном совещании, навеял мысли о мазохизме.
    Вновь прибывший военный прокурор флота собрал оперативное совещание с офицерами гарнизонного звена. Смена власти как раз пришлась на то самое время, когда мы в гарнизоне работали половинным составом и о каком-то подобии прокурорского надзора в гарнизоне речи быть не могло.
    Вновь прибывший шеф обрушился на нас с силой урагана «Джуди» и с ходу стал заявлять о том, что мы работаем крайне плохо и нерезультативно.
    В то же самое время возглавляемая им ранее прокуратура в тяжелейших условиях изоляции от России успешно решала поставленные задачи: «Продавали сейфы и на вырученные деньги ездили в командировки, где проводили экспертизы! А в Чечне вообще прокуроры одной рукой утверждают обвинительное заключение, а другой рукой через окно гранаты бросают, от наседающих боевиков отбиваются!
    А у вас в прокуратуре гарнизона хаос и бесплановость в работе! Ходите, блин, в носу ковыряетесь! Я этого не потерплю и заставлю вас трудиться. Забудьте про свои семьи, только работа!»
    Совещание окончилось. Мы дружной толпой вывалились из кабинета начальника и тут же, оценивая всё произошедшее и виденное, стали громко обсуждать ситуацию.
    «Кому сейф продать? Вместе с делами! Даю 100000 рублей сверху!» - предлагал всем в коридоре народный депутат СССР Ванюшка.
    «Где гранаты взять? Отбиваться от дознавателей буду! Замучили своими хождениями и своими уголовными делами!» - вторил я ему…

<< Предыдущий   Рассказы Евгения Малышева   Следующий >>
 

Категория: Смешные будни военной прокуратуры | Добавил: cap2 (15-10-2013)
Просмотров: 864 | Теги: Юрист, следователь, Военный, прокурор, прокуратура | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 395
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Поиск