Четверг, 17-08-2017, 09:53
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Юмор армии и флота » Смешные будни военной прокуратуры

Дети военачальников и природа

              Евгений Малышев

        Внезапно по коридорам прокуратуры разнёсся шум. Я был вызван к военному прокурору и озадачен. В одном из штабов соединений в каюте забаррикадировался капитан 3 ранга и угрожал суицидом. «Да и  ладно с ним!» - подумал я. - Мало у нас на флоте капитанов 3 ранга? Вот когда повесится, тогда и можно выезжать!»
    Но спасать человеческую жизнь необходимо, и я, скрипя зубами от злости, поехал спасать, бормоча про себя: «Нашли тоже... спасателя... Чипа и Дейла!»
    Прибыв на борт штабного судна, стал уяснять обстановку. Оказалось, капитан 3 ранга, перед тем как повеситься, решил все - таки поговорить со мной.
    На мой вопрос о причинах суицидальной попытки он стал говорить, что его очень ранимая душа, молодого 27-летнего балбеса, не вынесла оскорбления, нанесённого ему командиром публично.
    Каким образом командир нанёс ранимому офицеру оскорбление, я выяснил с большим трудом.
    «Он у меня стул забрал! На совещании. Когда мы идём на совещание, то каждый офицер несёт с собой стул. А командир с собой стул не принёс, и, увидев, что у него нет стула, он взял мой и сел на него. А я остался без стула!»
    Ещё раз обратив внимание на фамилию капитана 3 ранга, я всё понял. Отец-то у него - адмирал, да еще и известная на флоте личность.
    Теперь всё встало на свои места. Дело в том, что с сыновьями великих людей мне уже доводилось ранее встречаться, ну и этот отпрыск ничем не отличался.
    - Так каким образом командир оскорбил вашу честь? - повторил я свой вопрос.
    - Ну я же вам объяснил, он забрал мой стул.
    - И всё?
    - И всё!
    - А что, среди офицеров никого не нашлось, чтобы обеспечить командиру рабочее место на совещании?
    - Да были офицеры, но он-то взял мой стул!
    - Ах ты, недоношенный…, - окончательно взорвался я, поминая всуе и его, и папашку, и всех остальных родственников. - Собирайся на реабилитацию в психиатрическое отделение, израненный ты наш душевно!
    По дороге в контору я ещё долго не мог успокоиться, бормоча про себя, что стране-то нужны герои, а женский детородный орган плюется исключительно дураками.
    Раз уж я вспомнил о наследных детях военачальников, то не могу не вспомнить и следующего в этом кильватере постоянного дознавателя прокуратуры гарнизона образца 1992-1994 года Владислава.

Профи

      Он прижился в конторе не случайно. У него была отдельная, оставшаяся от родителей квартира, которую офицеры прокуратуры гарнизона немедленно использовали как явочную.
    Отец Владислава был адмиралом и  погиб при исполнении служебных обязанностей. Сын, пойдя по стопам отца, окончил военно-морское училище, но в дебрях флотской службы растерял свой первоначальный боевой задор. А власти хотелось! Хоть небольшой, но всё-таки власти! А где её взять? Вот он и подвизался в роли дознавателя всех времён и народов.
    Имелся у него и ещё один неоспоримый перед нами, безлошадными, плюс!
    Это была старая, проржавевшая насквозь автомашина ВАЗ-2105. Машина до того неказистая и доведённая до крайней степени изношенности, что когда её в очередной раз останавливал любой инспектор ГАИ, то подозрительно приглядывался и всякий раз заставлял открыть капот, дабы убедиться, что этот аппарат движется с помощью мотора, а не каких-либо других приспособлений.
    Использовался же данный агрегат нами, следователями, на всю катушку. Надо отдать должное, Владик отказывал не всем.
    Со временем он уже начал запускать корни по всей конторе, покрикивая на молодых, вновь прибывших следователей.
    Да тут ещё и очередной военный прокурор как-то позволил себе неудачно пошутить, сказав, что он, т.е. Владик, уже безо всякой подготовки может быть назначен старшим следователем в любую военную прокуратуру.
    А вот это он зря сказал! Зерно-то упало в благодатную почву и немедленно заколосилось!
    Конечно, следственная работа не является чем-то сверхъестественным и труднодоступным, но в ней существует масса мелких и крупных нюансов, которые постигаются только практикой.
    В тот день мне было необходимо произвести выемку на одном из боевых кораблей, бригада которых дислоцировалась в отдалённой части нашего города.
    Конечно же, Владик незамедлительно был мною использован в качестве дежурного перевозочного средства. Следуя по направлению к бригаде, он вдруг спросил:
    - А что ты сам на выемку? Мог бы и меня попросить!
    Я ответил, что есть в этом деле ряд моментов, которые я должен выполнить самостоятельно, никому не доверяя, так как посторонний человек может всё испортить.
    На что он мне вполне серьезно и самонадеянно сказал:
    - Но я всё уже знаю! Как бы я мог тебе испортить?
    Как можно мягче я ему ответил, что знать всё в таком процессе, как следствие, невозможно, и в качестве примера сказал, что я вот уже более десяти лет занимаюсь предварительным следствием, но сказать о том, что я знаю всё, не могу.
    Насчёт этого он коротко заметил:
    - Значит, ты тупой, раз за десять лет ничему не научился!
    С того самого дня я и дал ему кличку - погоняло Профи.
    Выводов из беседы со мной он не сделал абсолютно никаких, а только стал распускать среди своих однокашников-офицеров слух о том, что он служит в военной прокуратуре гарнизона старшим следователем. Причём слух об этом в окрестностях нашего гарнизона моментально распространился.
    Конечно, над амбициями Владика мы постоянно смеялись, не зная о том, что диагноз «сын адмирала» уже дал свои зловещие ростки.
    Буквально в течение месяца возникла довольно щекотливая для Владика ситуация. На одном из кораблей произошёл очередной случай неуставных взаимоотношений, повлекший тяжкий вред здоровью потерпевшего. Отбили матросу селезёнку.
    Бодрой следственной бригадой мы прибыли на борт «виновного» корабля и приступили к работе.
    Конечно же, в состав этой бригады попал и великолепный Владик, который был использован в качестве привычного перевозочного средства.
    Я находился в каюте  старшего помощника командира корабля. Вместе со мной в той же каюте находился и неприкаянный Владик, который решительно не знал, чем ему заняться, а моя попытка хоть чем-то его озадачить успеха не имела.
    Но внезапно в каюте появился молодой офицер в звании капитан-лейтенанта и обрадовано бросился к Владику на грудь. Как оказалось, это был молодой и перспективный вновь назначенный командир одной из боевых частей корабля и однокашник нашего героя.
    Молодой офицер был очень обрадован встречей и исподволь стал задавать Владику вопросы: кем он служит и в каком качестве? Кроме того, он же и сообщил Владику о встрече ещё с одним однокашником, который поведал ему о том, что Владик  уже старший следователь военной прокуратуры.
    Офицер говорил это с восхищением и плохо скрываемой завистью. И тут в жизни самозванца наступило очень щекотливое положение.
    Я-то, находясь рядышком, должен был либо подтвердить эту заявку на успех, либо опровергнуть её до самого не хочу.
    Надо отдать должное, среагировал Владик на опасное изменение окружающей обстановки очень быстро, почти моментально.
      Он сразу же перевёл разговор с опасного направления и сварливо спросил своего однокашника:
    - Что же это вы отвлекаете нас от важной работы, сами, что ли, не могли разобраться в произошедшем?
    - Да вот, не смогли! - виновато произнёс капитан-лейтенант. - Поэтому вас и пришлось вызывать. Может быть, вы сможете разобраться, как такое могло произойти.
    - Ну, правильно. Кто же, как не мы, разберётся с этим? Мы же - профессионалы! Правда?
    И тут  он обратился ко мне за подтверждением.
    Тщательно подбирая слова, я процедил:
    - Не знаю! Я себя профессионалом пока не считаю, но постараемся, тем более что с нами ты, профессионал!
    Несколько позже Владик уже оборзел настолько, что пришлось решительно вмешаться в его дальнейшую военную судьбу и возвернуть по принадлежности на корабль, о существовании которого он вспоминал один раз в месяц, да и то в день получки.
    Всё началось с посещения моего кабинета одной молодой и очень симпатичной дамой. Она, к слову, проходила одной из подозреваемых в убийстве сотрудника милиции. Девушка пришла не одна, а с молодой и интересной адвокатессой. Тут же в моем кабинете появился вездесущий Владик и, увидев сразу два объекта мужского внимания, стал старательно приседать дамам на уши.
    Поскольку ещё до начала следственных действий мне необходимо было появиться в кабинете военного прокурора гарнизона, то я со спокойной душой оставил дам на попечение Владислава и удалился по делам.
    Когда я вернулся, то был немало удивлён тем, что девчонки сидят и хихикают на диване, на моём рабочем месте, развалившись, сидит Владислав, а на приставном столе сидит и курит какой-то ранее мне незнакомый старший лейтенант.
    Протискиваясь к своему рабочему месту, я обратился к офицеру с возмущённым вопросом, почему он находится в таком положении на столе да ещё и курит.
    Офицер, не оценивший опасности, небрежно послал меня из моего рабочего кабинета в область не столь отдалённую, мотивируя тем, что ему сам Владик разрешил.
    Это окончательно вывело меня из терпения, и свой законный подзатыльник старлей огрёб немедленно. А так же, будучи мною схваченным за воротник одежды, исчез из кабинета с ускорением, приданным полновесным пинком в район кобчика. Владик не преминул мне сделать замечание, из которого следовало, что это именно он разрешил офицеру хамить хозяину кабинета.
    Поскольку я вышел из себя основательно, то и сам Владик незамедлительно последовал за своим протеже, причём практически тем же самым способом.
    Когда допрос закончился, в моём кабинете появился адмиральский отпрыск и стал возмущаться тем фактом, что я унизил его на глазах адвокатессы и её подзащитной.
    Не долго думая, я задал ему один-единственный вопрос:
    - Ты  кто такой?
    Он долго и медленно соображал и не нашёлся, что ответить.
    - Ну, так вот, профессионал, пора тебя возвращаться на твой любимый пароход! Достал уже меня своей тупостью непроходимой! - сказал я ему, и через три дня его статус-кво, как офицера - дознавателя, был восстановлен в полном объёме.
    Теперь-то я с грустью сознаю, что в своём поведении Владислав был не виноват, а вся беда в его происхождении.
    В настоящее время с военной службой он закончил, но по-прежнему отирается где-то на государственной службе и, по непроверенным данным, даже стал каким-то кадровиком.
    Упаси Бог кому-либо столкнуться с ним по службе! Лоб будет разбит в обязательном порядке.
    Вот такие они, дети и внуки высокопоставленных людей в больших погонах!
    В арсенале моей памяти имеются и другие примеры, когда и у больших начальников рождались нормальные дети, начисто лишённые каких-либо больших амбиций.
    Значит, не всегда срабатывает старое известное изречение, что на детях природа отдыхает!  

<< Предыдущий   Рассказы Евгения Малышева   Следующий >>


Категория: Смешные будни военной прокуратуры | Добавил: cap2 (14-10-2013)
Просмотров: 887 | Теги: Профессионал, следователь, офицер, Дознаватель, прокуратура | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 402
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск