Воскресенье, 23-07-2017, 18:39
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Юмор армии и флота » Смешные будни военной прокуратуры

Жестокая правда

            Евгений Малышев

      Настало время первой чеченской кампании. Со всего большого флота, почти как в революцию, сходили с кораблей офицеры и моряки, опутанные пулемётными лентами и обвешанные гранатами.
    Морскую пехоту собирали с бору по сосенке. Некомплект личного состава был жуткий. Но выполнять приказы необходимо. Вот их и выполняли. Но мы не о проблемах, а о курьезах.
    Территория соединения морской пехоты. Субботний вечер для офицеров, размещенных в казарме инженерно-десантной роты, был тягостным испытанием.
    Делать было нечего. Вот поэтому и решили классически. Выпить от скуки. Но не просто выпить, а душевно. А какая может быть душевность в офицерской компании, если отсутствуют женщины?
    Она и появилась. Женщина. В пехоте она служила. И муж её служил в пехоте. Вот только её несколько лёгкое (для нормальной супруги) поведение постоянно становилось причиной семейных скандалов и всяческих разборок. Причём дело доходило иногда до кровопролитных рукопашных схваток.
    Необходимо в этой связи заметить, что муж дамы в своё время окончил Рязанское военное училище ВДВ, куда хлопцев всё-таки отбирают по габаритам.
    Сама же дама проходила военную службу по контракту в том же соединении, но на более интеллектуальной должности в ремонтном подразделении и числилась в штатном расписании как кузнец-молотобоец. Впрочем, чему удивляться? И не такие метаморфозы с людьми производила военная служба.
    Итак, тонкий нюх на выпивку Людмилу не подвел, и она появилась в расположении инженерной роты и с жаром приняла участие в офицерском застолье!
Во время совместного пребывания за общим столом дама высмотрела в качестве вечерней жертвы молодого лейтенанта Скачкова. Лейтенант был молод и подавал надежды на взаимную любовь. Он даже вызвался про водить её до дома, надеясь на полное продолжение банкета.
    Путь к дому не занял много времени, вот только на пороге подъезда она вспомнила, что дома, по всей видимости, спит не совсем трезвый муж. Стремительно приняв решение, она развернула лейтенанта в обратном направлении и, придав некоторое ускорение его телу, вошла в подъезд. Ничего не понявший лейтенант по инерции проследовал в помещение роты и лег спать со спокойной душой.
    Однако дама, следуя на свой этаж, подверглась неожиданному нападению молодых оболтусов, которые маялись от скуки в подъезде. Используя беспомощное состояние дамы и не долго размышляя, подростки выдернули из её ушей золотые украшения, практически вместе с ушами, заставив пострадавшую взреветь от боли.
    Войдя в квартиру, мадам своими воплями разбудила-таки мирно спавшего мужа. На его вопросы о том, что же с ней приключилось, Людмила, попутав всё на свете, сообщила супругу о том, что серёжки вместе с ушами у неё отнял лейтенант Скачков!
    У мужа, который также находился в не которой степени алкогольного опьянения, возникло огромное чувство обиды, и он, прихватив с собой потерпевшую, рванул на разборки.
    Закончились они примерным избиением командира роты в ротной канцелярии, а затем и телесными повреждениями лейтенанта Скачкова. Эпизод мог бы получиться весьма грустным, если бы не одно «но»!
    Действо-то проходило на глазах у матросов срочной службы, и, когда дело дошло до официального разбирательства случившегося, они с удовольствием давали откровенные показания по поводу произошедшего.
    Поскольку матросов в подразделении было не менее 30 человек, то я физически не мог их одновременно допрашивать. Поэтому, не мудрствуя лукаво, я раздал свидетелям по протоколу допроса и призвал их дать показания собственноручно!
    Тут-то я и пожал плоды своего же формализма. Показания свидетелей отличались красочным описанием, а особенно мне запомнилось два из них.
    Так, один матрос в протоколе обрисовал, что «...женщина также  била лежащего на полу старшего лейтенанта Меняйлова концом  туфля по голове и без конца повторяла: «Ты, ублюдок! Отдавай мои серёжки!»
    Второй протокол был ещё более красочный: «Избив старшего лейтенанта Меняйлова до полусознательного состояния, капитан Лапшин прошёл в спальное помещение инженерно-десантной роты и вскоре вернулся оттуда, таща за шиворот лейтенанта Скачкова. Лейтенант Скачков тащился и не сопротивлялся!»
    Однако впоследствии в ходе боевых действий Скачков полностью реабилитировался и вернулся из «горячей точки» с орденом!

<< Предыдущий   Рассказы Евгения Малышева   Следующий >>


Категория: Смешные будни военной прокуратуры | Добавил: cap2 (14-10-2013)
Просмотров: 842 | Теги: лейтенант, муж, офицер, матрос, протокол, женщина | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 395
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск