Вторник, 25-07-2017, 06:52
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Юмор армии и флота » Армейские и флотские байки и истории

Похождения капитана Мишеля и других военных

            Станислав Сахончик

      Капитан медицинской службы  Михаил Леонтьевич Криволап, начальник лазарета 441-го зенитно-ракетного полка,  прибыв в полк  из командировки с эшелоном  призывников, неожиданно исчез из поля зрения начальства на трое суток. Так же неожиданно появившись, в весьма помятом виде, и с солидных объемов «выхлопом», он со смиренным видом  принял заслуженные «фитили» от начмеда и начальника штаба и приступил к своей обычной работе.
    А вот свою-то повседневную работу  бравый капитан (по жизни любитель экстремальных  развлечений и эпатажного поведения) не особенно жаловал, вполне справедливо считая ее скучной и рутинной, и при каждом удобном случае  переваливая ее на нас – фельдшеров, солдат срочной службы. Но мы особенно не обижались – капитан Мишель (так все в нашем полку его звали, за глаза конечно) был мужиком незаурядным, неисчерпаемым источником  острот  и экстравагантных поступков. Был в нем некий шарм, позволявший избегать серьезных последствий своих подвигов. Его широкая натура  не вписывалась в жесткие рамки армейской  гарнизонной службы,  и начальство старалось его запихивать с глаз долой - то на целину, то на полигоны, то в сопровождение эшелонов, то в командировках по пограничным дивизионам. Мишель относился к категории «пятнадцатилетних капитанов», и командиры полка (а он пережил четверых) не раз представляли его то к званию майора, то грозились разжаловать до старшего лейтенанта в зависимости от результатов его похождений. Круче Мишеля был в этом деле только«старший лейтенант Советского Союза» запойный алкоголик Коля Лескив из седьмого дивизиона (тринадцать лет «старшелейтенантского» стажа!), отец которого закончил службу в Отечественную старшим лейтенантом, а дед в Первую мировую - поручиком.
    Вообще-то Михаил Леонтьевич был мужик весьма и весьма  неглупый - в свое время он с отличием закончил морской факультет Военно-медицинской академии и был направлен начальником медслужбы на один из новых тогда черноморских эсминцев -«тридцаток-бис». Он был чемпионом ЧФ по легкой   атлетике, активным комсомольцем и просто счастливым молодоженом. Но грянуло хрущевское сокращение, эсминец пошел на слом, а лейтенант Криволап был скоропостижно обут в сапоги и направлен вместе с рыдающей женой в зенитно-ракетные войска на Дальний Восток.
    С тех пор Мишель тихо взбунтовался, к службе относился спустя рукава. А в знак протеста против пехотного засилья он всегда носил тельняшку и повсеместно применял заковыристые морские словечки.
    Впрочем, в части было много офицеров, переведенных в ЗРВ из флота и береговой артиллерии и все они, поголовно, носили тельняшки и тихо тосковали по морю. Кипучая натура Мишеля  могла бы полностью развернуться где-нибудь на войне, однако (к нашему счастью) войн поблизости не было.  Он постоянно где-то разъезжал, но его редкие появления в части всегда сопровождались всякого рода событиями и приключениями. Вот лишь некоторые из историй его подвигов.

      Цикл рассказов  про похождения капитана Мишеля и других военных включает:
    На приеме
    Пополнение
    Шли учения…
    Любовные страдания молодого Лехи
    Господа офицеры
      Саня Румпель
   

На приеме

        Конец ноября, между сопок дует промозглый ветер с Японского моря. Холодно и сыро. Мы с капитаном сидим на приеме больных в полковом медпункте. Мишель, облаченный в белый халат, выглядит непривычно серьезным, кучерявая неуставная прическа задорно вылезает из-под колпака. Он задумчиво смотрит в окно на казарму, откуда должны появиться «больные и увечные воины», жаждущие сострадания и медицинской помощи. Неожиданно его взгляд оживляется - из казармы вывалила кучка солдат в шапках и одних гимнастерках и бодрой рысью, громыхая подковками по асфальту, шустро понеслась в сторону медпункта.
    - Ага, поперли, с-симулянты хреновы! Вот смотри и учись, сейчас каждый из них будет жалобно кашлять и непременно  прихрамывать на правую ногу. Это, брат, мое личное наблюдение на грани кандидатской диссертации. Я этих орлов насквозь вижу. Шоферня из автороты  не желает в караул идти. Но пара человек, не больше, те точно больные. Ну-с, вот и поглядим кто кого…Я им покажу, как старого военного доктора дурить! Сколько служу – ничего  не меняется!
    Входит бравый, белобрысый сержант, дежурный по роте, с книгой записи больных под мышкой. Руку под козырек, лихо рапортует:
    - Тащщь ктан! Больные в количестве восьми человек  доставлены! Дежурный по роте сержант Теребилов!
    - А ты случайно не армянин?
    - Нет, русский, вятский! С Уржума я, деревня Теребиловка! А с чего это вы взяли, товарищ капитан, про армянина-то?
    - Да, вишь, были у нас как-то в части несколько армян. Тер - Гукасян, Тер–Маркарян… Вот и ты тоже вроде как «Тер-…», только не скажу какой!  Ну, ладно, давай своих доходяг…
    Озадаченный сержант, оставив книгу, выходит.
    Натужно кашляя в кулак и подволакивая  правую ногу, заходит первый солдат, снимает гимнастерку. Капитан сует ему градусник и подчеркнуто внимательно слушает его фонендоскопом. Ничего, разумеется, не находит, температуры тоже нет.
    - Ладно. Подожди в коридоре.
    Солдат выходит, прихрамывая  уже на левую ногу. Мишель радостно подмигивает - один симулянт есть!
    Входит следующий - снова надсадный сухой кашель, жалобный вид побитой собаки и попеременная хромота на обе ноги. Мишель его прослушивает и простукивает.
    - Ты чего это, братец, так странно ходишь? Задница болит, что ли?
    - Дык это…, тоже маленько побаливает.
    - Так, значитца, приступообразный кашель, плохое самочувствие, боль в заднем проходе опять же… Классический случай, коллеги! Все симптомы геморроидальной астмы налицо! Редкостная вещь в наших краях! Сам первый раз вижу. Стас (это уже мне), тащи сюда ректоскоп, глядеть в кишку будем.
    Я вытаскиваю из шкафа устрашающего вида никелированную трубу ректоскопа (давно списанного и немного ржавого). Побледневший боец, оценив внушительный диаметр трубы и предстоящие приятные ощущения в заднице, испуганно спрашивает:
    - А что это еще что такое? Зачем?
    - Инструмент для чтения задних мыслей, - злорадно говорит Мишель, с чувством хлопая резинкой перчаток. - Значит так, воин, спускай штаны и ж… - на Полярную звезду.
    Солдат с истерическим воплем  «Не надо!» вылетает в коридор.
    - Вот видишь, и хромота сразу прошла и кашля нет, - наставительно говорит мне Мишель, снимая  резиновые перчатки. - А вот тебя бы он в два счета надурил. Зеленые вы еще…
    Робко прихрамывая, входит Витька Ли – знакомый шофер с хлебовозки. Сачок еще тот, хотя и наполовину китаец! Но радикулит-то у него и правда есть. Витька, сощурив хитрые узкие глаза, артистично войдя в образ страждущего, сразу начинает жаловаться  на ангину, головные боли, спазмы в животе, ломоту в ногах и еще на кучу всяческих болячек. Мишель, подперев подбородок рукой, с выражением неискреннего сочувствия на лице рассеянно слушает, рисуя  чертей на бланке рецепта.
    - Слушай, Ли, как же ты в армию-то попал с такими болячками, ты же мне уже весь справочник врача рассказал, кроме гинекологии? Ты хоть ходить- то еще можешь?
    - Могу!
    - Ну так и пошел… Будешь мне тут мозги засорять!
    Ли пулей вылетает из кабинета.
    Прошло еще несколько солдат – кто с фурункулом, кто с ангиной (его оформили в лазарет). Остальные понуро ждали в коридоре. Последний боец как-то робко пожаловался на головную боль.
    - А это, братец, не ко мне, это к гинекологу, - наставительным тоном произнес капитан. - Головная боль - это, братец ты мой, женская болезнь, а у нормального советского солдата может только башка трещать или жбан раскалываться. Вот тебе таблетка аспирина и гуляй.
    Мишель, выйдя с сигаретой в коридор, дал указания Теребилову:
    - Один в лазарет, двоим освобождение от нарядов и работ на трое суток, остальных признать годными к строевой без ограничений - и к старшине за нарядами, да в караул.
    Да еще, сжалившись, дал для караула полулитровую банку «Гексавита» - ночью холодно, а съешь перед выходом на пост штук пять витаминок - и кожа начинает гореть от «никотинки», в аккурат на два часа хватает - старый солдатский приемчик.
    Амбулаторный прием окончен, и Мишель, с сознанием выполненного долга, направляется в аптеку – «накатить спиртику»  с  последующим  снятием пробы на полковой кухне и отдохновением  в свободной палате до обеда. А перед сном почитать пару страничек из своего любимого «Декамерона», заботливо упакованного в обложку от «Устава внутренней службы ВС СССР» для пущей конспирации.  

<< Предыдущий   Армейские и флотские байки  и истории   Следующий >>
  

Категория: Армейские и флотские байки и истории | Добавил: cap2 (30-08-2013)
Просмотров: 3199 | Теги: Книга, капитан, аптека, медицина, офицер, солдат | Рейтинг: 1.0/1
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 396
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск