Воскресенье, 24-09-2017, 16:39
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Юмор армии и флота » Армейские и флотские байки и истории

Шли учения…

            Станислав Сахончик

          Войска противовоздушной обороны страны - это постоянная готовность к бою. И нас «жучили» по полной программе, что называется «без дураков». Тревоги и учения были постоянным и привычным делом,  и вой сирены народ уже воспринимал  без должного пиетета, делая все автоматически.
    Вот и сегодня завыла с утра сирена, забегали солдаты и офицеры в полевой форме, касках  и с оружием, взревели в парке КрАЗы и  гусеничные тягачи. Возле штаба писаря сноровисто закидывали в кузов зеленые ящики с документами. С выпученными глазами носился  потный, усатый и пузатый начфин - его вольнонаемные подчиненные (в основном офицерские жены) активно не желали грузить ящики. Кого-то зычно разносил хорошо поставленным командным голосом  начальник штаба,  активно применяя ненормативную лексику. Несчастный офицер в ответ только что-то жалобно блеял.
    В общем, все шло обыденно и нормально. Ждали комиссию из штаба корпуса. Соответственно был вычищен плац, перед штабом посажены свежие кусты и елки, и кое-где подкрашена пожухлая трава.
    Мы отстраненно наблюдали за всей этой суетой из окон санчасти, так как медиков это обычно не касалось. Ну, поставили в коридоре пару зеленых ящиков - укладок, приколотили таблички - указатели с красным крестом, забрали в «оружейке» автоматы, каски и противогазы - вот и  вся подготовка!
    Невозмутимый начмед, майор Кулешов, что-то писал в своем кабинете. Мишель, одетый в полевое офицерское х\б - галифе пузырями, расстегнутую гимнастерку с пожеванными погонами  (шерстяную полевую форму он сбагрил дембелям) и мятую фуражку набекрень, позевывая, созерцал ситуацию из окна второго этажа.  В новенькой кобуре у него вместо табельного «Макарова» лежал облезлый  игрушечный наган, стрелявший  бумажными пистонами - однажды Мишель по пьяни приревновал соседа - прапорщика  к своей жене и долго за ним гонялся, ведя  беспорядочную и бесприцельную пальбу,  переполошившую весь гарнизон Русского острова. С тех пор ему по указанию комполка никогда пистолет в руки не давали, и Мишель для заполнения кобуры и пущего эпатажа засовывал туда детский пугач.
    Неожиданно Мишель удивленно присвистнул, матюгнулся и помчался вниз - к нам направлялся  полковник – начмед корпуса с целой оравой офицеров.
    Полковник медслужбы Лев Абрамович Танкелевич, по прозвищу «Лева - танк», крупный мужчина брутальной внешности, в течение пятнадцати минут истерических воплей нагнал на нас такой жути, что даже бывалый наш майор стал напоминать по цвету  боевое красное знамя. А Мишеля он просто – таки вывернул наизнанку в выражениях, далеких от парламентских - и за «половую форму одежды» и за тельняшку и за «чубчик кучерявый». Пообещав напоследок офицерам «порвать задницы на британский флаг» и «вывернуть матки», удовлетворенный Лева  заглянул в аптеку, где изысканно - вежливо поприветствовал аптекаршу и галантно поцеловал руку зубной врачихе Лиде - признанной полковой красавице - блондинке, разбившей немало офицерских сердец.
    За это время сопровождавшие его корпусные офицеры - медики с радостным азартом выпущенных на волю служебных собак, повизгивая от удовольствия, нарыли в лазарете кучу всяческих недостатков - от неуставных бирок на противогазах, старых тапочек на больных  и до отсутствия инструкции по постановке клизм в процедурном кабинете.
      Мы все это прослушали, стоя навытяжку и поедая глазами ретивых офицеров, ибо свято чтили мудрое изречение Петра I гласящее, что «подчиненный перед лицом начальствующим должен иметь вид лихой и слегка придурковатый, дабы своей разумностью не смутить начальствующего». Получив общую «тройку», наш майор вместе с полковником и свитой удалились на командный пункт, оставив  вконец раздосадованного Мишеля «на хозяйстве». Командный пункт  располагался на вершине сопки в мощных подземельях старого форта, и был окружен бетонированными рвами и казематами. На вершине из густого приморского тумана были видны только антенны релейной связи. Позывной КП был «Саман», и местные военные остряки передавали из поколения в поколение как пароль: «На «Самане» все в тумане».
    Мишель тихо исходил витиеватыми военно-морскими матами, «выпуская пар» в процедурном кабинете, когда раздался звонок телефона.
    Из политотдела позвонил майор Запорожец с требованием от «Левы-танка» прислать на командный пункт врача  с санитарной машиной «на всякий случай». Мол, там много генералов, вдруг кому-то из них плохо станет. И заодно туалеты хлоркой обработать.
    - Слушай ты, Жопорожец - Задунайский!- взъерепенился Мишель на старого своего приятеля и собутыльника, - запомни, генералов много, а я - один! Меня сейчас очень крупно поимели, и плохо сейчас только мне, мне, а не этим  генералам! И вообще я сейчас болен, у меня посткоитальная  абстиненция, и я поеду, нет, я уже уехал в госпиталь! Так Танку и передай, по слогам - пост-коитальная  аб-сти-нен-ция. Он сразу поймет! А на КП пойдет фельдшер с санитарной сумкой и пешком! Не царское это дело, целому капитану  по сортирам хлорку размазывать!
    - Стас! Быстро одеваться! По-боевому: каска, вещмешок, скатка, противогаз, саперная лопатка, автомат, подсумок, фляжка. Еще - санитарная сумка, повязка с красным крестом на руку и канистра с хлоркой. Иди по дороге, да морда чтобы была самая несчастная, адекватно отражающая тяготы и лишения воинской службы. Как зайдешь, сразу туалеты залей хлоркой - скажешь: то для профилактики дизентерии. Пару раз появись на глаза, оставь сумку шефу и быстро сматывайся!
    И я, навьюченный военным скарбом как ишак, поплелся на КП, но не по дороге (нема дурных вокруг сопки круги нарезать!), а по подземному ходу – старой потерне, тускло освещенной редкими лампочками, которая вела прямо в дизельный отсек и сокращала дорогу на КП почти втрое. Попутно избавился от лишнего барахла - притырил его в нише, оставив себе только автомат, магазины, санитарную сумку да хлорку. Прошмыгнув через грохочущий дизельный отсек, я нашел на КП своего майора, кратко изложил ситуацию, отдал сумку и быстренько отвалил, на совесть залив сортиры раствором  хлорки. Туда потом без противогаза долго зайти нельзя было! Тем же порядком быстро помчался вниз по ступенькам.
    Мишель с кислым видом объявил мне «строгую благодарность с занесением в жалобную книгу ресторана «Челюскин» и скоропостижно отбыл в город на «санитарке».
    Учения кончились для полка хорошо, пограничные дивизионы «сбили» все учебные цели, генералы (после славного обеда с коньяком) уехали довольными. «Лева-танк», после коньяка, тоже быстро отошел и не стал особенно наезжать на майора за наши в принципе не такие уж и крупные недостатки. А обиженного на жизнь Мишеля пришлось ночью отлавливать в городе на его любимой явочной квартире, и транспортировать в бездыханном  виде, завернувши в одеяло, в часть.
    То-то он был удивлен, увидев поутру вместо лица своей подружки наши, уже изрядно ему приевшиеся  радостные физиономии. Майор сделал угнетенному духом Мишелю обычную  ритуальную «клизму», протекавшую в неофициальной  обстановке аптеки, после чего Мишель также ритуально поклялся  этого больше не делать. Хотя оба прекрасно знали, то все останется по-прежнему.  

<< Предыдущий   Армейские и флотские байки  и истории   Следующий >>
  

Категория: Армейские и флотские байки и истории | Добавил: cap2 (30-08-2013)
Просмотров: 3213 | Теги: учение, аптека, офицер, солдат, танк | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 409
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск