Воскресенье, 23-07-2017, 18:41
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Морские истории » Байки вспомогательного флота

Хиле Дебиле

            Станислав Сахончик

      Оставив позади  тысячи миль и полдюжины морей,  танкер «Илим» подходил к Адену. Дальнейший курс лежал в порт Марсель, где ему предстояло пройти капитальный ремонт  и дооборудование. В танках оставалось несколько тысяч тонн топлива, которые было необходимо слить в береговые резервуары  нашей  военно-морской базы, располагавшейся в то время на архипелаге  Дахлак в соседней Эфиопии. Это было довольно мрачное местечко, раньше, при итальянской оккупации, там располагалась каторжная тюрьма. Для наших моряков  Дахлак  был нечто вроде  «зоны отдыха».
    Отдых, конечно весьма сомнительный, так как возле Дахлака проходили морские пути  контрабандного снабжения  оружием эритрейских сепаратистов, и кровопролитные схватки эфиопских сторожевых катеров и эритрейских шхун в море  были  далеко не редкостью.
    После короткой стоянки в Адене  танкер, пополнив судовые запасы продовольствия и заправившись дефицитной питьевой водой для базы, в сопровождении сторожевого корабля «Летучий»  направился в сторону Дахлака. Ранее никто из экипажа в этих местах не был, поэтому все было в новинку. Стояла удушающая жара, был полный штиль, от испарений горючего над танкерной палубой стояло марево, через которое  с мостика виднелись только размытые очертания носового флагштока. Народ без нужды на верхнюю палубу не вылезал, ходил буквально «на цыпочках», курение было  строжайше запрещено, хотя  моряки танкерного флота  и так подбирались из некурящих. Малейшей искры было достаточно для  того, чтобы пароход  взлетел  на воздух.
    На подходе к эфиопским территориальным водам  последовала  команда   на  подъем  флага Эфиопии, как это принято по международным правилам.  Боцман  быстро прицепил  полотнище к фалам грот-мачты,  и пестрый эфиопский флаг в безветрии повис у клотика.
    Через  несколько часов на горизонте показались плоские неясные очертания первых островов архипелага и подул легкий береговой бриз. Флаг развернулся  полностью, и  через пять минут  в ходовую рубку прибежал  озабоченный радист Серега Молодов с радиограммой в руках. С «Летучего» передали - проверить на соответствие эфиопский флаг. Никто ничего не понял, вызвали на мостик капитана, тот,  вглядевшись в полотнище,  увидел на полосах  изображение династического льва. Мы по незнанию подняли флаг  уже давно несуществующей императорской Эфиопии, с незапамятных времен  валявшийся у запасливого боцмана в его необъятных «шхерах». От международного скандала спасло только отсутствие поблизости эфиопов и то, что новый республиканский флаг быстро передали катером с «Летучего». Боцман, вызванный на мостик, божился, что этот флаг ему подсунули  мичманы на складе, выдав за новый. Разговор, начавшись с разноса, плавно перешел на тему познаний об Эфиопии.
    Познания, надо сказать, удручали.
    Первый помощник, прочитавший пару лекций команде на тему  ожесточенной борьбы эфиопского народа с мировым империализмом, утверждал, что  экипаж в этом деле очень неплохо подкован. Для проверки этого голословного утверждения капитан спросил у рулевого матроса  Присяжнюка, как зовут президента Эфиопии.
      Тот, с неподражаемым западенским  акцентом  (Мыкола  был  «с-под Ужгорода») флегматично ответил, не отрывая глаз от картушки компаса: «Мынхисту, значить, Марьям, и это… значить… Хиле  Дебиле». Громовой хохот прокатился по рубке, сразу разрядив напряженную обстановку. И без того румяный хлопец Мыкола, поняв, что ляпнул  не то, сразу густо покраснел. Капитан, утирая  слезы, прерывистым от смеха голосом сказал:
    - Ну, ты брат и потешил! Это ж надо - хиле дебиле! Менгисту Хайле Мариам  Дебайле его зовут!
    Первый помощник, в прошлом кадровый офицер - политработник  сразу стушевался и обиженно засопел.
    Веселье прервал  семафор с «Летучего». От берега уже шел лоцманский катер, нам предстояло пройти извилистым мелководным фарватером  в базу и  там разгрузиться.
    База представляла собой  небольшой городок из  сборных бараков, металлических складов, обнесенных по периметру колючей проволокой. Кроме того в акватории стоял плавучий док, плавмастерские, плавучие склады - холодильники СХ, сторожевые катера и несколько судов обеспечения.  Базу охраняли морские пехотинцы  Тихоокеанского флота и эфиопские солдаты по внешнему периметру.
    По берегу лениво бродили тощие эфиопские коровы, состоящие,  на первый  взгляд, только из облезлой шкуры, натянутой на скелет со здоровенными рогами. Вымени не просматривалось даже в бинокль, зато было хорошо видно, как они с аппетитом поедали картонные ящики на свалке за казармами.
    Пришвартовавшись к пирсу, танкер сразу начал разгружаться в приемник берегового трубопровода. Над судном  тут же повисло  удушливое облако паров соляра. В разгар перекачки вышел из строя  береговой насос  и, чтобы не прерывать процесс, солярку стали закачивать в  автоцистерны прямо через горловины. Все понимали, чем это грозит, но время поджимало - срывался график прохода Суэцкого канала, согласованный с Москвой.     В это время   на охраняемом матросами  пирсе появилось несколько   расхристанных эфиопских солдат во главе с мордастым чернокожим сержантом.
    Один из солдат, тощий, в выцветшей добела форме, корявых порыжевших ботинках и зеленой кепке с болтающимися наушниками, выглядел колоритнее других. Он держал автомат на плече как дубину, за ствол, рот был полуоткрыт и под носом подозрительно поблескивал некий  биологический субстрат. В общем,  революционный боец был хоть куда! Эфиопы остановились у начала пирса, рядом с Мыколой, закреплявшим швартовы  (танкер по мере разгрузки поднимался), и начали рассматривать судно, о чем-то вяло переговариваясь. Неожиданно в руках у «сопливого» появилась сигарета,  и он полез в карман за зажигалкой… Все оцепенели! Счет шел  буквально на секунды.
    Быстрее всех среагировал  Мыкола. Он с размаху  влепил солдату  хлесткую затрещину, отчего тот, выронив автомат, свалился  с пирса в воду, утащив за собой еще одного солдата и распугав плававших  пеликанов. Остальных тут же на пинках вынесли на берег наши морпехи. Поднялся скандал, который эфиопы кое-как  потом замяли. Трудно даже представить, что  могло бы остаться на месте  базы после взрыва паров топлива в сочетание со складами боеприпасов.
    Насос через час ввели в строй, перекачка продолжалась  почти до вечера, к счастью, без происшествий. Капитан, вызвав к себе Мыколу, объявил ему благодарность.
    Пароход, разгрузившись, вышел из базы и, закачивая на ходу балласт, полным ходом пошел  к Суэцкому каналу.
    Вечером, когда народ  на корме оживленно переваривал  ужин и недавние события, Мыкола  стал героем дня. На вопрос, как это ему удалось свалить сразу двоих, гарный хлопец с важностью ответил:
    -  А шо з их, ефиопов, взять! Как есть - «хиле, та ще и дебиле»!
    Как ни странно, никто ему более не возражал!  

Категория: Байки вспомогательного флота | Добавил: cap2 (04-07-2013)
Просмотров: 860 | Теги: танкер, флаг, капитан, Экипаж, море | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 395
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск