Воскресенье, 24-09-2017, 16:38
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Морские истории » Байки вспомогательного флота

Гибель мотоцикла М-72

            Станислав Сахончик

      Ледокол «Илья Муромец», на котором я служил судовым врачом, после короткого ремонта в Славянке  уже  месяц отстаивался  в дальнем углу бухты Малый Улисс.  Было лето, льдов в  ближайшем обозримом  будущем не предвиделось, и экипаж был частично в отпусках, а частично изображал кипучую трудовую деятельность на борту.
    Я к тому времени  проплавал уже  целых четыре месяца,  и капитан  приказал мне готовиться к получению допуска на несение стояночной вахты в качестве вахтенного помощника.
    Обложившись затрепанными книжками с романтическими названиями типа «КУ-57», «РБЗЖ-НК» и «ТТХ ледоколов  типа «Василий Прончищев»* с кипой всяческих  инструкций и наставлений, я сутками не вылезал из каюты, либо бродил по коридорам,  отлавливая штурманов и механиков для разъяснения  непонятных терминов, не имеющих ничего общего с анатомией. Они отлавливались весьма неохотно, кто-то отсылал меня к первоисточникам, кто-то и просто «посылал».
    Сонная судовая жизнь неожиданно была прервана приказом на следующий день выходить для транспортировки грузов в бухту Стрелок. Строго говоря, ледокол не предназначен для перевозки грузов по чистой воде в силу своих конструктивных особенностей. Утюгообразный корпус с высокими надстройками и яйцевидным днищем был  подвержен бортовой качке  даже в спокойной бухте, а уж при  выходе на открытую воду  при хорошей волне ледокол  начинал судорожно болтаться  и крениться во всех  направлениях, так что все кто был в рубке  обязательно пристегивались ремнями, а все, что не было вовремя раскреплено  летало по отсекам и каютам, имитируя броуновское движение молекул. Лично я, пару раз вылетев из койки, усвоил  эту истину накрепко.
    Утром к трапу подошел автобатовский грузовик, с него выгрузили штук 20 разнокалиберных ящиков, раскрепив их на верхней палубе и закрыв брезентом. За погрузкой  исподтишка следил бригадный «особист», что уже само по себе было явлением  крайне редким и потому загадочным. Уже после отхода радист принес штормовое предупреждение, однако капитан и старпом, странно переглянувшись, в один голос сказали: «Ничего, успеем!..» Видимо у отцов-командиров были на этот счет какие-то свои особые соображения.
    Выйдя за мыс Скрыплева,  ледокол начал сразу брыкаться, а где-то на полпути, когда  нас застиг приличный (балла на четыре) штормик, «Илья Муромец» сразу активно замахал мачтами и начал энергично крениться  в бортовой качке градусов до 20, после чего за борт вылетел один из ящиков. Все эти события  вызвали неадекватно бурную радость на мостике, сей факт был торжественно занесен старпомом в судовой журнал и народ, радостно потирая руки, разбежался по каютам. Все с воодушевлением что-то писали и печатали. Я, единственный не посвященный  в эти премудрости, оставался  в недоумении, которое  вскоре развеял капитан.
    Ларчик открывался просто. Лет десять на шее у бригадного особого отдела висел мотоцикл «М-72», положенный им по штату. Он смирно стоял в каком-то сарае, и никто на нем отродясь никуда не ездил, ибо морской офицер, едущий в полной форме  на мотоцикле, смотрится  не менее эффектно, чем собака  верхом на заборе. Разумеется, его потихоньку разворовали, оставив лишь ржавую раму с колесами, что выяснилось совершенно случайно при  передаче склада.
      Приближалась инспекторская проверка части с непременными  соответствующими  оргвыводами, и особисты, тщательно разработав операцию и напустив секретности, единодушно приговорили останки мотоцикла к «высшей мере». В награду за это капитану  пообещали закрыть глаза на  акты списания всего барахла, которое годами числилось на  судне, не будучи «в  фактическом  наличии».
    Мы блестяще  исполнили приговор. Мотоцикл  в ящике случайно и бесследно канул в морскую пучину, унося с собой все проблемы. Погиб, что называется  смертью храбрых на боевом посту, т.е. «был смыт за борт при транспортировке в ВМБ Стрелок  во время шторма в результате халатности матроса – практиканта  Пизюкова В.П.», что и было подтверждено соответствующей записью в судовом журнале.
    В результате шторм нанес судовому  имуществу виртуальный урон, сопоставимый  по эффективности с  действием  цунами на Курильские острова. В частности, за борт было «унесено штормовым ветром» два штурманских полушубка, легководолазный костюм, несколько рулонов штурманских карт, две штурманских линейки, два бинокля, вдобавок вдребезги разбило секстант. Попутно было «разбито» три четверти тарелок  и кружек в кают-компании  и столовой команды. В  «затопленной»  провизионке в негодность  было приведено два мешка сахара и несколько ящиков тушенки и сгущенки (съеденных  ночной вахтой за полгода).
    Судя по актам механиков, в машинном отделении и кладовых штормом был произведен  настоящий погром: было «утоплено и разбито»  с  полтонны всякого  железного хлама, включая ломы с пожарных щитов. Радисты списали две дефицитные лампы ГУ-74, а в шифровальной каюте неожиданно «разбилась» десятилитровая бутыль со спиртом, числящаяся за старпомом.
    Единственным реально пострадавшим лицом оказался  боцман, у  которого сорвались с креплений  и разлились  неплотно завинченные два огнетушителя с  недавно заведенной бражкой. Все остальные судовые  начальники  ходили именинниками, поскольку легально списать такую кучу имущества было практически невозможно. Кстати,  с парохода  тогда никто ничего не унес,  у нас это не было принято. Это был наш  общий дом, и мы все на судно только приносили.
    Я тоже попытался  было «под  шумок» списать  пару шприцов и кружку Эсмарха, пропавшую месяц назад во время ремонта, однако был высмеян капитаном, который сказал, что еще ни разу не  видел, чтобы кто-то в шторм ставил клизмы, и ехидно поинтересовался, как я себе это представляю. Я представил  и понял, что это  не мой случай. Злосчастная кружка  «висела» на мне еще полгода. До следующего шторма.
________________
    * «Корабельный Устав», «Руководство по борьбе за живучесть надводных кораблей»,  «Тактико-технические характеристики…»

Категория: Байки вспомогательного флота | Добавил: cap2 (04-07-2013)
Просмотров: 989 | Теги: бухта, ледокол, капитан, шторм | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 409
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск