Суббота, 21-10-2017, 16:43
Приветствую Вас Гость | RSS

Делу - время,
а потехе - час

Реклама на сайте
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Морские истории » Рассказы Александра Покровского

Полудурок

            Александр Покровский

       Вас надо взять за  ноги и  шлепнуть об асфальт! И чтоб череп треснул! И чтоб  все вытекло! А потом  я бы  лично  опустился на карачки и замесил ваши мозги в луже! Вместе с головастиками!
    Военные разговоры перед строем

    Капитан третьего ранга на  флоте  - это  вам не  то,  что в центральном аппарате. Это в центре каптри - как  куча  в углу наложена, убрать некому, а на  флоте мы,  извините, человек почти. Конечно,  все это  так, если ты  уже годок и тринадцать лет отсидел в прочном корпусе.
   Вот пришел я с автономки, вхожу в штабной коридор на ПКЗ и ору:
   -  Петровского  к берегу  прибило!  В районе  Ягельной!  Срочно  группу захвата!  Брать только  живьем!  - и  из  своей  каюты начштаба  вылетает  с готовыми требуками на языке, но он видит меня и, успокоившись, говорит:
   - Чего орешь, как раненый бегемот?
   А начштаба - наш бывший командир.
   -  Ой,  Александр Иванович, - говорю я ему, - здравия  желаю. Просто не знал, что вы  здесь, я думал, что штаб вымер: все на пирсе, наших встречают.
   Мы ведь с моря пришли, Александр Иваныч.
   - Вижу, что как с дерева сорвался. Ну, здравствуй.
   - Прошу разрешения  к  ручке  подбежать, приложиться, прошу  разрешения припасть.
   - Я тебе припаду. Слушай, Петровский, ты когда станешь офицером?
   -  Никогда,  Александр Иваныч,  это  единственное, что мне в  жизни  не удалось.
   Начштаба у нас свой в  доску. Он старше  меня  на пять лет, и мы с  ним начинали с одного борта.
   - Ладно, - говорит он, - иди  к своему  флагманскому и передай ему все, что я о нем думаю.
   - Эй!  Покажись!  - кричу я и уже иду по коридору. -  Где  там этот мой флагманский?   Где  это  дитя  внебрачное?  Тайный  плод  любви  несчастной, выдернутый  преждевременно. Покажите мне его. Дайте я  его пощупаю за теплый волосатый   сосок.   Где   этот   пудель   рваный?  Дайте   я   его   сделаю шиворот-навыворот. Сейчас я возьму его за уши и поцелую взасос.
   Вхожу к Славе в каюту, и Слава уже улыбается затылком.
   - Это ты, сокровище, - говорит Слава.
   - Это я.
   Мы  со  Славой   однокашники  и  друзья  и   на  этом  основании  можем безнаказанно обзывать друг друга.
   - Ты чего орешь, полудурок? - приветствует меня Слава.
   - Нет,  вы посмотрите на него, -  говорю я.  -  Что это  за безобразие? Почему вы не встречаете  на пирсе свой любимый личный  состав?  А,  жабеныш? Почему вы не празднично убраны? Почему вы вообще? Почему не спрашиваете: как вы  сходили,  товарищ  Петровский, чуча вы  растребученная, козел вы этакий? Почему не  падаете на грудь? Не  слюнявите, схватившись за  отворот?  Почему такая нелюбовь?
    Мои  монологи всегда  слушаются  с интересом, но  только  единицы могут сказать, что же они означают. К этим единицам относится и Слава. Монолог сей означает, что я пришел с моря, автономка кончилась и мне хорошо.
   - Саня, - говорит мне Слава,  пребывая в великолепной флегме,  - я тебя по-прежнему люблю. И каждый день я тебя люблю на пять сантиметров длиннее. А не  встречал я  тебя потому, что твой любимый  командир  в  прошлом,  а  мой начштаба в настоящем задействовал меня сегодня не по назначению.
   - Как это офицера можно задействовать не по назначению? - говорю ему я.
   - Офицер, куда его ни сунь, - он везде к месту. Главное, побольше барабанов.
   Больше барабанов - и успех обеспечен.
   - Пока вы  там плавали, Саня,  у  нас тут перетрубации произошли. У нас тут теперь новый командующий. Колючая проволока. Заборы у нас теперь  новые. КПП еще одно строим. А ходим мы теперь гуськом, как в концлагере.
   - Заборы, Слава, - говорю ему я,  -  мы можем строить даже на  экспорт. Кстати, политуроды на  месте? Зам  бумажку просил им передать. (Политуроды - это инструкторы политотдельские: комсомолец и партиец.)
   -  На  месте,  - говорит мне Слава. - Держитесь  прямо по коридору  и в районе гальюна обнаружите это гнездо нашей непримиримости.
   - Не закрывайте рот, - говорю я Славе, - держите его открытым. Я сейчас буду. Только проверю их разок на оловянность и буду.
   Заменышей  я нашел  сидящими  и творящими. Один лучше  другого. Оба мне неизвестны.  Боже, сколько у  нас  перемен.  А  жирные  какие! Чтоб  их моль сожрала!  Их бы под воду на три месяца да на  двухсменку,  я бы из них людей сделал.
   - Привет, - говорю я им,  - слугам кардинала от  мушкетеров короля. Наш зам вам эту бумажку передает и свой первый поцелуй.
   -  Слушай,  -  обнял  я  комсомольца, - с  нашим  комсомолом ничего  не случилось, пока я плавал?
   - Нет, а чего?
   - Ну, заборы у вас здесь, колючая проволока, ток вроде подведут.
   Чувствую, как партия напряглась затылком. Пора линять.
   - Все! -  говорю им. - Работайте,  ребята, работайте. Комплексный план, индивидуальный подход,  обмен опытами - и работа закипит. Вот увидите. Новый лозунг не слышали? "Все на борьбу за чистоту мозга!"
   Я вышел и слышу, как один из этих "боевых листков" говорит другому:
   - Это что за сумасшедший?
   -  Судя по всему, это Петровский.  Они сегодня о моря  пришли. Страшный обалдуй. 

<< Предыдущий   Рассказы А.Покровского   Следующий >>
  

Категория: Рассказы Александра Покровского | Добавил: cap2 (12-05-2012)
Просмотров: 2430 | Теги: Флот, полудурок, лейтенант, офицер, капитан третьего ранга | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться с друзьями
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Наш опрос
Нравится ли Вам современный юмор
Всего ответов: 412
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск